2010

Зачем так много малых форм?

Каждый раз, проезжая мимо огромной горы песка, увенчанной серой бетонной арматурой, я была убеждена, что этот завал — последствие каких-то строительных работ и что разровнять его просто руки не доходят.

Все оказалось гораздо хуже: не завал это вовсе, а “ландшафтный дракон”. Даже теперь, когда знаю, что это чудище выполняет отведенную ему миссию — украшать Западный район — хоть убейте, не могу найти в бесформенных очертаниях никакого сходства со звероящером. По идее, фигурка Ланцелота где-то поблизости пришлась бы весьма кстати.

Отношение ко всякого рода композициям в виде различной живности и персонажей из сказок у гомельчан неоднозначное. Одни считают их настоящим украшением улиц, другие, напротив, опасаются, как бы “вся эта красотень” не стала доминирующей во внешнем облике города.

К примеру, читатель А. Аронов в своем письме выражает обеспокоенность обилием в Гомеле малых архитектурных форм, в то время как город обделен памятниками и фонтанами. “Хотя есть в Советском районе сквер им. Янки Купалы с его бюстом. Около ОКЦ сидит задумчивый Чайковский, место которому в каком-нибудь скверике, где бы он красиво смотрелся. Есть хороший памятник Кирилле Туровскому, но, кажется, сквер ему маловат, не хватает пространства”. Совершенно неуместным А. Аронов считает размещение скульптуры “Дворник” на центральной улице города: “Ничего не имею против этой профессии, но место “Дворнику” возле ГорСАПа. Думаю, этот “шедевр” когда-нибудь уберут, причем ночью. А на его место поставят памятник, например, спортсмену (рядом спорткомплекс) или космонавту (рядом магазин “Космос”)”. Трудно не согласиться с таким мнением.

Автор письма хотел бы видеть в сквере им. А. Громыко (в бывшем Пионерском) скульптуру нашего земляка, выдающегося политика ХХ века, который был лично знаком со многими лидерами стран мирового сообщества. “И вот представьте себе такой памятник, — пишет А. Аронов. — Сидит Андрей Андреевич на лавочке в окружении Рузвельта, Черчилля, чуть поодаль стоят Хрущев, Брежнев… Если бы такой установить в скверике с видом на улицу Советскую, это могло бы стать “фишкой” города, где с удовольствием фотографировались бы туристы”.

По его мнению, не мешало бы установить фонтанчики и лавочки в скверах города: около госуниверситета транспорта и Института механики и металлополимерных систем (угол Карповича и Кирова), дорожно-строительного колледжа (угол проспекта Ленина и Интернациональной), автовокзала, бывшей больницы строителей. “А то из-за боязни, что в этих местах будут шалить подростки, большинство из нас лишены возможности отдыхать”.

К слову, о лавочках. Безусловно, они создадут определенные проблемы для милиции (особенно в ночное время), но с другой стороны, убирать их из небольших скверов — это ведь не решение вопроса. Что касается эстетической составляющей, то не будучи специалистом в области городской архитектуры, позволю высказать собственное мнение. Удобная и красивая лавочка, сделанная с учетом того, что она будет размещена в конкретном ландшафте, плюс несколько урн и фонарей, выполненных изящно в едином стиле, украсили бы небольшие скверы гораздо лучше китчевых “произведений”, установленных непонятно зачем.

Но вернемся к письму читателя. Около дорожно-строительного колледжа он предлагает установить памятник белорусскому писателю, нашему земляку Ивану Шамякину, и “был бы красивый сквер имени Шамякина, а не безлюдное место”. Пришлась по душе автору письма малая композиция “Молодожены” (к слову, делала ее молодой скульптор из Гомеля Яна Коновалова — прим. автора) в сквере около магазина “Росинка” и загса, осталось поставить и в этом месте лавочки для отдыха. Хочется видеть наш город еще красивее, подытоживает А. Аронов.

“Сколько примечательных скульптурных изображений появилось в городе за последнее время! — начинает свое рассуждение другой наш читатель, Д. Федорович. — Вспомним ставшую уже привычной фигуру клоуна Карандаша перед цирком или группу фигур на тему сказки про Буратино перед театром кукол.

К сожалению, кроме безусловно удачных, есть немало и откровенно плохих объектов, назвать которые статуями как-то не получается. Кое-где можно наткнуться на совершенно безликие, грубо обработанные каменные глыбы, в которых доморощенные церетели зашифровали нечто недоступное воображению. Конечно, где-то эти каменные глыбы числятся на балансе. Списать их “просто так”, видимо, не получится, да и на снос деньги тоже нужны. Но избавляться от такого безобразия необходимо, если мы хотим формировать художественный вкус гомельчан на достойном уровне.

Или взять удачную по своей идее фигуру пассажира на чемодане (у железнодорожного вокзала). Ну почему было не сделать ее в натуральную величину? Вокзальный экстерьер только выиграл бы. А так — на необъятном чемодане сидит какой-то карлик… Что, не нашлось жалкой пары пудов бронзы?

Достойно сожаления качество деревянной скульптуры, в основном скверики и детские площадки “украшают” топорно сделанные и аляповато раскрашенные уродцы. То же касается и цветочно-земляных “изысков”. В погоне за оригинальностью подчас дизайнеры допускают откровенное безвкусие. Пример — пару лет назад возле гостиницы “Турист” было сооружено нечто, символизировавшее собой расплывшийся земной шар. Насколько естественней и лучше стала смотреться лужайка, когда на следующий сезон всю эту “красоту” разровняли бульдозером! Не стоит бояться признавать свои ошибки. Нет людей, которые бы их не совершали. Тем более в области оформления, где хороший вкус простотаки архиважен!” — завершает свое письмо Д. Федорович.

Кстати, оба читателя едины во мнении, что неплохо бы установить памятник Ф. Скорине около университета, который носит его имя. Подсказывают и подходящее для него место — в скверике около бывшей поликлиники строителей (“вместо громадного, нелепо покосившегося кофейника”). “Сразу же возникла бы традиция посвящения первокурсников в студенты возле такого памятника”, — развивает идею Д. Федорович. Есть в этом рациональное зерно, несмотря на то, что на здании этого вуза уже имеется доска с барельефом Франциска Скорины.

Мы уже неоднократно обсуждали на страницах “ГП” несуразность некоторых архитектурных композиций, сделанных на скорую руку и непонятно с какой целью установленных. Честно говоря, не хочется переливать из пустого в порожнее. Приведу один пример навскидку: если композиция “Самолет” (на Старом Аэродроме) весьма уместна, то Гулливер, к примеру, вызывает, мягко говоря, недоумение — к чему в таком месте такой персонаж?

Что касается скульптур, то тот же Карандаш (скульптор Вячеслав Долгов) полюбился и гомельчанам, и гостям города. Именно потому, что фигурка великого клоуна выполнена великолепно и установлена там, где ей и подобает быть. Пожалуй, гармонично вписалась в парковую прибрежную зону еще одна работа того же скульптора — “Лодочник”. Достаточно понаблюдать, сколько отдыхающих в парке фотографируется на ее фоне. Возможно, когда-нибудь появится у нас памятник Ивану Паскевичу, увековечен же канцлер Румянцев и княгиня Ирина Паскевич, почему бы и генералфельдмаршала не отлить в бронзе?

Как сообщил главный художник города Леонид Мельников, запланировано создание памятников архитектору Станиславу Шабуневскому (место расположения пока не определено), студенту (перед старым корпусом ГГУ им. Ф. Скорины), мемориальной доски известному политическому деятелю советских времен Кириллу Мазурову (на фасаде здания дорожно-строительного колледжа). Будут демонтированы деревянные фигуры в сквере им. А. Громыко.

Ни для кого не секрет, что в Гомеле так называемых малых архитектурных форм гораздо больше, чем в других областных центрах. Но это не то достижение, которым хотелось бы гордиться. Разумеется, такого рода украшательство тоже имеет право на существование, но при условии, что скульптуры выполнены профессионально, художественно. Тот же дракон, возлегающий на пустынной территории по улице Владимирова, мало того что уродлив, так еще и не несет никакой игровой функции: оборудовали бы на нем горки какие-нибудь, что ли…

Почему бы специалистам, которые входят в областной художественно-экспертный совет по монументальному и монументальнодекоративному искусству, не собраться и не обсудить, наконец, какие конкретные шаги следует предпринять, чтобы лицо нашего города не ассоциировалось с рыбками, кротами, лягушками и прочими сказочными и мифическими персонажами? Ведь вместо того, чтобы нести позитивные эмоции, некоторые из них откровенно напрягают.

Может быть, не гнаться за количеством малых архитектурных форм сомнительного качества, а использовать уходящие на них средства на создание хорошо продуманных исторических памятников, фонтанчиков и условий для полноценного отдыха в городских скверах?

Наталья ПРИГОДИЧ, Гомельская правда

По теме

Костюковка станет частью Гомеля?

Редактор

Реставрационная мастерская начала работать в музее Дворца Румянцевых-Паскевичей в Гомеле

Редактор

Второй гипермаркет открылся в Гомеле

Редактор