2009

Дух старинного дворянского гнезда

Дух старинного дворянского гнезда

Одной из наиболее интересных усадеб России назвал гомельский дворец Георгий Лукомский в начале прошлого века.

dux-starinnogo-dvoryanskogo5Перед нами изображение вечернего архитектурного пейзажа. Последними лучами уходящего солнца высвечен старинный усадебный дом с мезонином. Что-то навевает на ассоциации с театральной декорацией. По переднему плану вытянут низкий заборчик, захлестываемый густой растительностью, — авансцена, высокие пирамидальные деревья с обеих сторон — кулисы. Они явно наделены символическим звучанием таинственности, так как в переносном смысле «за кулисами» означает «скрытно, тайно». Очертания сада переданы прихотливой линией стиля модерн. Вся работа наполнена тонким поэтическим чувством.

Усадебный особняк дворянской семьи Крушевских в Гомеле изображен на почтовой открытке, напечатанной в товариществе Р. Голике и А. Вильборг в Санкт-Петербурге. На ней подпись: «Гомель. Дом гр. А. Румянцева (ныне г-на Лисовского)». Этот дом перешел в руки семьи Лисовских в результате брака Антонины Крушевской с Александром Лисовским в 1914 году. Здание знакомо гомельчанам как Охотничий домик, находящийся по улице Пушкина. Автор пейзажа — Георгий Крескентьевич Лукомский, которому в нынешнем марте исполнилось бы 125 лет.

Лукомский был сыном обедневшего дворянина Подольской губернии, происходившего, по семейным преданиям, из рода Гедиминовичей. Георгий получил основательное художественное образование: от рисовальных классов до Петербургской Академии художеств. Будучи членом кружка любителей прекрасного в Казани, одним из первых занимался описанием и обмерами местных памятников архитектуры. За дипломный проект, защищенный в академии в 1915 году, получил звание архитектора-художника. В феврале 1917-го Лукомский вошел во Всероссийскую коллегию по делам музеев, ратовал за реставрацию и изучение дворцов и парков. В Киеве он возглавил архитектурный отдел при Всеукраинском комитете охраны памятников истории и старины. Здесь же организовал художественный музей из частной коллекции Б. и В. Ханенко (ныне Музей восточного и западного искусства). В 1919 году уехал за границу, где плодотворно работал, умер во Франции в 1952 году.

Прекрасный график, акварелист, Лукомский был тонким и знающим мастером архитектурного пейзажа. Изучая старую и современную архи-
тектуру, он делал множество зарисовок, которыми часто сопровождал свои статьи по архитектуре, живописи и прикладному искусству в журналах «Старые годы», «Зодчий», «Столица и усадьба», «Аполлон».

В 1913 году Георгий Лукомский писал: «Много усадеб разбросано по всему пространству нашего обширного отечества. Иные погибают, полузабытые. В иных еще теплится жизнь. Но есть и такие дворцы, в которых живет весь дух былого помещичьего быта. В Гомеле, Могилевской губ., находится одна из таких наиболее интересных усадеб России». Этот «дух былого помещичьего быта» проникает из каждой строчки его статьи «Гомельская усадьба княгини Паскевич-Эриванской», напечатанной в журнале «Столица и усадьбы».

«Гуляя по пустынным, блестящим и отдающим звонким эхом малейший шорох, залам дворца», Г. Лукомский, проводит читателя по апартаментам этого роскошного усадебного дома, профессионально отмечая художественные достоинства каждого из них. Материал сопровождается фотографиями интерьеров. «С импозантного подъезда, приподнятого на высокий пандус, — пишет автор, — вы выходите в вестибюль, рядом с которым великолепный зал с центральным куполом…» Он отмечает, что зал несколько «холодноват по обработке», и все его убранство состоит из огромных бронзовых люстр и ваз в нишах. На фото зала еще просматриваются банкетки, упомянутые в описях дворца конца XIX и начала XX века как «скамейки длинные, выкрашенные белой краской с позолотой, с мягкими сидениями, покрытыми малиновой материей».

Налево от колонного зала находилась столовая, стены которой, как отмечает Г. Лукомский, украшал саксонский фарфор и серебро. В ней над дверными и оконными проемами и над зеркалами при Федоре Ивановиче Паскевиче были выполнены лепные рельефы в виде пары белых орлов, обращенных к гербовому щиту с монограммой князей Паскевичей под короной. В столовой находились парадные портреты Ивана Федоровича и Елизаветы Алексеевны Паскевичей работы художника Н. Г. Шильдера, в настоящее время размещенные в экспозиции дворцовой башни. Перед ними на большом ковре стоял прямоугольный стол, накрытый скатертью с крупным геометрическим узором, которая почти полностью закрывала едва просматривающиеся массивные «ренессансные» ножки, вокруг — четыре стула, сверху — тяжелая многорожковая люстра. Мебель в столовой, по свидетельству Г. Лукомского, была «обита кожей, тиснения XVIII века (chinoiserie), изображающей попугаев и хризантемы. Здесь же два огромных канделябра с подставками в виде урн и много фарфора — все подарки императора Николая I».

Во дворце было богатейшее собрание декоративных фарфоровых ваз, подаренных фельдмаршалу И. Ф. Паскевичу русским императором Николаем I и королем прусским Фридрихом-Вильгельмом IV. Из-за своего большого размера они формовались несколькими частями и монтировалась на месте установки. Русские вазы, по свидетельству Г. Лукомского и архивным материалам, — изделия Императорского фарфорового завода, подобные хранились лишь в Зимнем дворце. К сожалению, ни один из этих «уников» не сохранился в Гомеле до нашего времени. Всего по разным источникам нам удалось насчитать в гомельском дворце Паскевичей более десяти фарфоровых «ваз-гигантов». Они размещались в нишах и простенках колонного зала, в белой гостиной, столовой и большом кабинете в башне. По сведениям Г. Лукомского, на большей части гомельских ваз были картины с сюжетами из военных действий фельдмаршала.

Зрительно составить некоторое представление о внешнем виде одной из них можно по фотографии из статьи Лукомского. В белой гостиной, примыкавшей к колонному залу, на постаменте стоит ваза в форме античной гидрии. Кроме того, в зале на высоких подиумах изображены: у одной стены — ваза меньшего размера, у другой — два канделябра, имитирующих букеты цветов в вазах. Яшмовые вазы под ними не уцелели, а бронзовые канделябры ныне хранятся в фондах гомельского музея. Искусствовед указывает, что в белой гостиной «интересны четыре красных канделябра и два белых — подарок Николая Павловича». Пара напольных «петербургских хрустальных с бронзою больших белого цвета» канделябра четко просматриваются в углах помещения. На одном из двух, симметрично расположенных, белых резных каминах узнаваемы сохранившиеся в нынешнем собрании музея бронзовые часы с фигурами Венеры и Галатеи и канделябры с сатирами. По обе стороны от часов — лампы с шарообразным абажуром. На другом камине выставлена мраморная скульптура Моисея. Мебельный набор в этом зале состоял из круглого стола, стульев и козетки.

Иначе выглядела обстановка красной гостиной. На фотоснимке можно рассмотреть стоящий в центре этой комнаты на тонких, зауженных книзу ножках круглый стол. С одной стороны стоит кресло в стиле рококо, с другой — диван с мягким сидением и высокими боковыми спинками, гладко фанерованными шпоном явно дорогого дерева. На диване цветастое, возможно, бархатное, покрывало и диванная подушка. Мебельная горка на заднем плане уставлена фарфоровыми статуэтками, рядом шкаф и комод, много картин, портреты в рамках, бронзовая скульптура императрицы Александры Федоровны на коне, которая находится сейчас в музее.

Не только помещения дворца уютно обустраивались владельцами. Лукомский упоминает о «старинных железных диванчиках» и шарообразных лаврах в кадушках у парадного подъезда, перед которым открывался зеленый газон «круглой обширной площадки». Аллеи этого «чудного» парка украшала скульптура, в том числе конный бронзовый памятник Юзе-фу Понятовскому, мраморные бюсты. По предположению Лукомского, они когда-то составляли «одно целое со статуями, украшающими ныне Летний сад в Петербурге».

Георгий Лукомский запечатлел в начале XX века два, пожалуй, самых любимых современными гомельча-нами исторических уголка нашего города: пышную резиденцию царских придворных и небольшую усадьбу дворян средней руки. Он передал нам свой восторг красотой и грусть по уходящему усадебному веку. Оба этих памятника, дожив до настоящего времени, получили новое воплощение — музейное. Их экспозиции воссоздают дух старины, такой притягательной в наше стремительное и бурное время.

Татьяна ЛИТВИНОВА, зав. художественным отделом музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля Фото из фондов музея, Гомельская правда

По теме

Пробег на ретроавтомобилях проследовал через Гомель

Редактор

Движение по мосту в Новобелицу закрывается

Редактор

Добавим городу уюта

Редактор