2009

С любовью ко всему сохраненному

“Без музея представить себе город, достойный называться городом, не могу”, — сказал российский историк И. Бестужев-Лада.

В Гомеле в числе первых после революции был создан музей на базе Дворца Румянцевых и Паскевичей. Нынешний год для него юбилейный. За 90 лет в его судьбе произошли события и трагические, и радостные. Постараемся рассказать о разных страницах биографии музея. Будем признательны читателям “Гомельскай праўды”, если они поделятся своими воспоминаниями, связанными с дворцом-музеем и старинным парком.

Истории гомельского дворца более 200 лет. За это время в городе сменилось не одно поколение жителей. Многие из них были свидетелями создания дворца, кто-то принимал непосредственное участие в его строительстве. К сожалению, время не сохранило их имен, но своеобразным
памятником всем им, людям талантливым и мастеровым, стал великолепный памятник истории и культуры — Дворец Румянцевых и Паскевичей.

…В 1775 году в числе прочих наград за победы над турками и подписание Кючук-Кайнарджийского мирного договора получил в дар “…недвижимые имения в Белоруссии… в вечное потомственное… владение, местечко Гомель и того же староства села и деревни…” российский фельдмаршал П. А. Румянцев-Задунайский. Как оказалось, этот исторический факт впоследствии оказал позитивное влияние на формирование и становление Гомеля как города.

Несмотря на занятость на государственной и военной службе, фельдмаршал проявлял интерес к своему имению. Первые сведения о дворце встречаются в переписке Румянцева с архитекторами, находившимися у него на службе, уже в начале 1777 года. Удачно было выбрано место для строительства — великолепный природный ландшафт на крутом берегу реки Сож. Спустя несколько лет, в 1796 году, строительные
работы были завершены. Дворец не просто украсил Гомель — со временем он заслуженно обрел статус памятника архитектуры, истории и культуры, стал главной достопримечательностью города и его визитной карточкой.

Как известно, владельцы гомельского имения Румянцевы и Паскевичи проявили себя не только на государственной и военной службе. Они были увлечены историей своей страны, всячески способствовали сохранению памятников духовной и материальной культуры, внесли весомый вклад в становление и развитие музейного дела в России. Огромных успехов в этом достиг граф Н. П. Румянцев, один из сыновей П. А. Румянцева, унаследовавший гомельское имение после смерти отца. Развитие науки, культуры, просвещения стало на многие годы самым главным занятием его жизни. Будучи человеком просвещенным, Николай Петрович смог приобщить к сотрудничеству известных ученых, историков, археографов. Работа по разным направлениям научных исследований велась не только в Петербурге, но и в его “любимом Гомеле”. Граф вел переписку с членами Румянцевского кружка по вопросам поиска и приобретения для своей библиотеки редких книжных изданий и
рукописных книг, инициировал проведение археологических раскопок в Гомеле. Например, при строительстве первого моста через Сож в начале XIX века был найден клад серебряных и золотых монет арабской чеканки, в это же время клад куфических монет был обнаружен при проведении строительных работ в районе центральной площади города.

Коллекционирование редких книг стало основным занятием Румянцева после отставки. В его библиотеке были редчайшие книги-инкунабулы, вошедшие впоследствии в золотой книжный фонд России. На средства Николая Петровича выпускались факсимильные издания книжных раритетов с целью их популяризации и доступности для всех интересующихся. Святилищем муз называл дом Румянцева на Английской
набережной поэт Николай Батюшков. Сюда приходили все, кто интересовался историей России. Николай Петрович уже тогда вынашивал мысли о создании в своем особняке музея. Уникальные коллекции, находившиеся в его доме, впоследствии стали достоянием государства и значительно пополнили фонды многих российских музеев.

Н. П. Румянцев глубоко сожалел о том, что смог обратиться к серьезным занятиям исторической наукой уже в преклонные годы, но его вклад в развитие российской науки и культуры трудно переоценить. “Культ разума, в котором он был воспитан, превратился в почитание чужого ума, учености и таланта. Все это — явления важные для истории не только Общества истории и древностей, но всего русского общества, его просвещения”. Так сказал о Н. П. Румянцеве историк В. О. Ключевский.

Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич, как и предыдущие хозяева, был участником многих исторических событий в XIX веке, прославился и вошел в историю России как известный военачальник. Военная служба не мешала ему познавать историю своего государства, способствовать сохранению историко-культурного наследия. В знак признания заслуг именно на этом поприще он был избран в 1832 году почетным членом Российской академии наук. Диплом об избрании хранится в нашем музее.

Коллекционирование стало увлечением Ивана Федоровича на многие годы, в Санкт-Петербурге издавались каталоги его коллекций, которые получили высокую оценку специалистов. Например, Паскевичу удалось собрать одну из лучших коллекций средневекового оружия, ставшую после революции достоянием Эрмитажа.

В 1848 году по проекту польского архитектора А. Идзковского в Гомеле была построена дворцовая башня. В ней находились различные коллекции по российской и мировой истории и культуре, в том числе по истории нашего края. Наряду с предметами убранства хранились коллекции палеонтологии, археологии, минералогии, холодного и огнестрельного оружия, великолепное книжное собрание, военные трофеи, документы…

Дело Паскевича продолжил его сын Федор Иванович, который тоже имел особую страсть к коллекционированию. Дворец в Гомеле тогда привлекал современников не только архитектурой и внутренним убранством, но и своими коллекциями, которые были классифицированы и систематизированы. Об этом свидетельствуют сохранившиеся “Описи наличности Гомельского замка Светлейшего Князя Варшавского Графа
Ф. И. Паскевича-Эриванского” за 1891 и 1910 годы. И совсем не случайно известный исследователь-историк Адам Киркор писал о Дворце Паскевичей в книге “Живописная Россия” в 1882 году: “Разные трофеи двух фельдмаршалов, собрание редких достопримечательностей, дорогие подарки царствующих лиц, богатое собрание разных предметов изящных искусств делают Гомельский замок настоящим историко-археологическим музеем”.

В 1900 году в Москве вышла книга гомельского историка Льва Виноградова “Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142 — 1900”. Эту книгу автор посвятил Светлейшему князю Варшавскому, графу Федору Ивановичу Паскевичу-Эриванскому, подчеркнув тем самым, что владельцу гомельского имения тема краеведения не была чуждой. История создания дворца и его становление стали частью краеведения, а его владельцы ощущали себя в какой-то степени гомельчанами. Виноградов при написании книги о Гомеле ссылался на многие архивные данные, в том числе и на исторический архив князя Ф. И. Паскевича. Этот факт лишний раз подтверждает, что тема краеведения занимала князя, и он
всячески способствовал ее развитию. Вместе со знакомством с краем, его традициями приходила и любовь к нему. Не зря согласно завещанию Н. П. Румянцев был похоронен в Гомеле, здесь же находится семейная усыпальница князей Паскевичей.

Дворец в Гомеле привлекал в дореволюционное время внимание искусствоведов, любителей старины, гостей города. В 1912 году Гомель посетил известный российский искусствовед Г. К. Лукомский. Через год в престижном российском журнале “Столица и усадьба” он опубликовал статью “Гомельская усадьба княгини Ирины Ивановны Варшавской графини Паскевич-Эриванской” с фотографиями здания и
дворцовых интерьеров. Статья Георгия Лукомского — один из документов, позволивших нынешним сотрудникам музея “заглянуть” в дворцовые апартаменты и “увидеть” убранство залов в начале XX века. Она помогла определиться с выбором оптимального решения при
строительстве экспозиций во дворце по окончании ремонтно-реставрационных работ. И еще раз убедила в правоте слов А. Киркора о том, что дворец уже в дореволюционный период имел все предпосылки называться музеем.

Перечитывая статью Лукомского, вновь и вновь останавливаюсь на словах: “…собрание Гомельского дворца прекрасно содержится графинею И. И. Паскевич и, если ему суждено будет перейти со временем в другие руки, то надо лишь пожелать и будущему счастливому обладателю этой сокровищницы искусства — отнестись с такой же любовью ко всему сохраненному, с какой это все было собрано и хранимо до сих пор в течение полувека”.

О том, как дальше развивались события вокруг дворца, мы расскажем в следующем материале.

Татьяна ШОДА, главный хранитель музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, член Румянцевского общества, Гомельская правда

По теме

Новый экспонат доставлен в областной музей военной славы в Гомеле

Редактор

Полесская переделка

Редактор

“Гомельтурист”: индустрия гостеприимства в широком понимании

Редактор