Страницы истории Гомельского областного краеведческого музея

. 343

1. Как это было

На правом берегу р. Сож в парке культуры и отдыха им. А. В. Луначарского высится дворец Румянцевых-Паскевичей.

Дворцово-парковый ансамбль является одним из лучших образцов дворцового и паркового строительства в республике. Монументальный дворец был решён мастерами русского классицизма как главенствующий силуэт в панораме города. Строительство дворца проводилось в несколько этапов с 1777 по 1851 гг.1 Дворец Румянцевых-Паскевичей — свидетель многих исторических событий и его история, как и история его владельцев, уходит в XVIII век.

При первом разделе Речи Посполитой в 1772 г. Гомель был присоединен к Российской империи, а в 1775 г. Екатериной Второй был подарен знаменитому русскому полководцу графу генерал-фельдмаршалу П. А. Румянцеву-Задунайскому.2 После смерти фельдмаршала в 1796 г. Гомельское имение унаследовал его старший сын Н. П. Румянцев (1754—1826 гг.)3, видный государственный деятель Российской империи, который объединил вокруг себя блестящую плеяду учёных (историков и археографов). Он и члены его кружка вели изыскания в архивах, монастырских библиотеках, организовывали археологические раскопки и этнографические исследования. По данным различных учёных, Н. П. Румянцев затратил на научные исследования от 300 тысяч до 1 млн. рублей.4 Постепенно в Гомельском дворце мецената собралось множество реликвий истории и искусства, которые позже стали основой Румянцевского музея (в Санкт-Петербурге, затем в Москве).5  

После смерти Н. П. Румянцева и вывоза гомельских коллекций в Санкт-Петербург не была оборвана традиция собирательства и коллекционирования шедевров мирового значения в Гомельском имении, новым владельцем которого в 1834 г.6 стал крупный российский военноначальник генерал-фельдмаршал граф Иван Федорович Паскевнч-Эриванский, князь Варшавский (1782—1856 гг.).7 Он заплатил за имение 4,5 млн. рублей.8 И. Ф. Паскевич и его потомки владели гомельским имением до ноября 1917 г.

По мнению видных искусствоведов, в период XIX — начала XX вв. Гомельское имение представляло “выдающийся исторический и художественный интерес”.9

В 1913 г. в журнале “Столица и усадьба” была опубликована статья Г. К. Лукомского, которая содержит подробное описание парка и дворца Паскевичей со всеми коллекциями, хранившимися в нём. Среди них — скульптурные произведения Торвальдсена, А. Кановы, X. Д. Рауха, В. И. Демут-Малиновского и др. Картинная галерея состояла из произведений таких художников, как А. Каналетто, И. Н. Крамской, П. Ротари, А. О. Орловский, Я. И. Суходольский, М. Залесский и др. Кроме этого, во дворце имелись: библиотека, золотые и серебряные изделия декоративно-прикладного искусства, уникальное собрание ваз, антикварная мебель, фарфор, фаянс, хрусталь, военные реликвии и многое другое.10 Г. К. Лукомский написал, что художественная коллекция Гомельского дворца — это гимн искусству XIX в.11

Грянул Октябрь 1917 г. В это время в здании дворца размещался Гомельский Совет рабочих и солдатских депутатов, который 30 октября (12 ноября) на состоявшемся здесь совещании провозгласил Советскую власть на Гомельщине.12

В первые годы Советской власти и даже в период немецкой оккупации Гомеля (1 марта 1918 — 14 января 1919 гг.).13 Гомельское имение не пострадало, дворцово-парковый ансамбль и ценности, находившиеся во дворце, остались нетронутыми.14 Беды начались 24 марта 1919 г., когда восстали два красноармейских полка под командованием бывшего царского офицера М. А. Стрекопытова.15 Захватив дворец, мятежники разместили в нём телефонный узел и пункт наблюдения. Войска, посланные для подавления бунта, открыли ночью огонь из орудии по дворцу. Дворец загорелся. В связи с этими событиями упоминается имя Викентия Викентьевича Пошуканиса, о котором в газете “Советская культура” от 8 декабря 1990 г. Е. Кончиным была написана статья “Пожар в Гомеле”. Из этой статьи мы узнаем, что В. В. Пошуканис был эмиссаром Музейного отдела Народного комиссариата просвещения, возглавляемого Натальей Ивановной Троцкой, женой Л. Д. Троцкого. Пошуканис, прибывший во дворец до начала мятежа для осмотра и экспроприации в Москву наиболее ценных вещей Гомельского имения, хотя и был застигнут врасплох мятежом и пожаром, не растерялся. Собрав служащих дворца, он кинулся вместе с ними в горящее здание. Спасена была большая часть вещей и все драгоценности. Неделю спустя драгоценности были вывезены в Москву и сданы в Исторический музей. Всего около ста пудов золота и серебра!”.16 Это была первая серьезная потеря, понесенная Гомельским имением, на основе которого было решено создать музей. История Гомельского музея была бы типичной для подобного рода учреждений, если бы не уникальность коллекций, о которой было рассказано выше. Основным документом для образования Гомельского музея стала полученная Гомельским Губисполкомом в марте 1919 г. правительственная телеграмма Наркома просвещения А. В. Луначарского, которая предписывала закрепить за музеем парк, здание дворца князя Паскевича и все ценности в нем находившиеся.17 Интересный поворот — именно в марте 1919 г. эмиссар Пошуканис прибыл в Гомель для вывоза ценностей. А вот другой любопытный документ: “Выписка из отчёта о деятельности Гомельского Губотдела народного образования за период с 12 по 18 октября 1919 г.

1. В Гомельском центральном музее произведена перестановка предметов, имеющих историческое или художественное значение, по комнатам и витринам.

Предметы, не имеющие строго музейного характера /???/, переданы культурно-просветительным учреждениям при Доме Красной Армии и при фабрике “Везувий” в Ново-Белице…”.18

При этом ни описи, ни намёка на характер данных предметов в деле не имеется.

Официальное открытие музея было приурочено к 7 ноября 1919 г., о чём было сообщено в местной газете “Путь Советов”.19 Гомельский музей был отнесен к 3-й категории и получил наименование Художественно-Исторический музей им. А. В. Луначарского.20

В 1922 г. начинаются первые распродажи музейного имущества. Акт от 17 октября 1922 г. насчитывает около ста предметов посуды, проданных на нужды музея.21 Акт от 11 декабря 1922 г. содержит 14 предметов “немузейного характера”, которые были распроданы. Среди них: рояль, пианино, изделия из серебра и бронзы.22 Гомельские власти на попытки директора музея И. А. Маневича воспротивиться таким распродажам реагируют следующим постановлением от 17 февраля 1923 г.: “Постановили: 1. Срочно сообщить ВЦИК и Главмузею, что некоторые предметы немузейного характера были реализованы для покрытия расходов по ремонту музея…”. Вторым и третьим пунктами этого постановления И. А. Маневич объявляется клеветником, “стремящимся под видом защиты интересов музея скомпрометировать органы Советской власти”, отстраняется от занимаемой должности, и директором музея назначается Я. Розенблюм.23 Продажа народного достояния, между тем, продолжалась. “Зав. Музеем тов. Розенблюму от 26.04.23 г. Губоно предлагает выдать имеющееся у Вас пианино, назначенное для продажи, в распоряжение еврейского педагогического техникума — бесплатно. Зав. Губнаробразов. Подпись.”24

Самым ярким документом в цепи описываемых событий является “Опись предметов немузейного характера быв. дворца Паскевича, предназначенных к продаже и оцененных комиссией с участием представителя РКИ 16 марта 1923 г.25 Всего в описи содержится 755 пунктов наименований предметов /!!!/, среди которых картины, литографии и гравюры, серебряные подносы и скатерти, бронзовые часы разных размеров, подсвечники и канделябры, посуда, персидские ковры, музыкальные инструменты, оружие, уникальная мебель и многое другое.26

В конце 30-х годов музей занимал лишь небольшую часть дворца — его правое крыло и левую галерею, остальное помещение занимали следующие учреждения и организации: детская техническая станция, кукольный театр, библиотечный коллектор, областная библиотека, дворец пионеров, областной дорожный отдел и частные лица.27

Но ещё были, ещё оставались богатые коллекции дворца (хотя и изрядно поредевшие), ещё проводились экскурсии по парку для любителей флоры и фауны.28

Началась война. В здании дворца размещался штаб Центрального фронта, работники музея готовились к эвакуации.29 И вот здесь особого разговора заслуживает судьба музейных экспонатов, эвакуированных во время Великой Отечественной войны в г. Урюпинск Сталинградской области.30 Из письма научного сотрудника Р. М. Мелях, работавшей в Гомельском музее в те трудные годы, следует, что эвакуация музейных ценностей протекала хорошо, тем более, что времени для её организации было достаточно (Гомель был оставлен немцам 19 августа 1941 г.).31 Музею было предоставлено необходимое количество ящиков и другого упаковочного материала. Тщательно подготовленные к отправке вещи были доставлены на вокзал и благополучно погружены в теплушки. Вместе с ними и своей семьей уехал директор Гомельского музея С. Т. Антонов.32 Музейные ценности были эвакуированы вначале в Сталинград, а затем в Урюпинск. Казалось бы, дело обстоит неплохо, но тут выясняется, что из эвакуированных предметов на сегодняшний день осталось ничтожно мало (около 200 экспонатов, включая мелкие вещи), зато появилось два списка вещей, пропавших без вести. О втором списке будет рассказано ниже, здесь привожу первый список, озаглавленный так: “Опись ценностей Гомельского музея, неэвакуированных во время Великой Отечественной войны”. Составлен этот документ в сентябре 1947 г, для Комитета по делам Культпросветучреждений при Совете Министров БССР и подписан директором Гомельского музея Малкиным. Всего в эту опись внесено 200 экспонатов, среди которых: скульптуры и бюсты, чаши и вазы, подсвечники и канделябры, кресла и ковры, рапиры, часы разных размеров, кровать деревянная, украшенная мозаикой с гербом Воронцова-Дашкова, мундир гусарский фельдмаршала Паскевича и др.33

Как это видно из письма Р. М. Мелях, в 1944—45 гг. между ней и директором музея С. Т. Антоновым возник конфликт по поводу музейных экспонатов, эвакуированных в начале войны. Цитата из этого письма: “…С самого начала создания нового музея я настоятельно требовала у директора направить меня в Сталинград и Урюпинск для возвращения музейных ценностей. Однако, по каким-то причинам, тогда мне непонятным, т. Антонов отказал мне в этом. Мои просьбы о том, чтобы показать акты сдачи вещей в Урюпинск, тоже не увенчались успехом…”34 Споры по поводу музейного имущества привели к тому, что Р. М. Мелях ушла из Гомельского музея, что подтверждается приказом об её увольнении от 3 марта 1945 г. за подписью С. Т. Антонова.35 Сам Антонов в списке работников музея на 1 августа 1945 г. также не числится.36

Поездка работников Гомельского музея на место хранения эвакуированных фондов всё же состоялась. Её результатом явился акт от 14 февраля 1946 г., подписанный директором Сталинградского областного краеведческого музея А. И. Митрофановым и представителем Гомельского музея зам. директора Э. Р. Чечик. В акте оговаривались условия передачи Гомельскому музею эвакуированных ценностей.37

В июне 1946 г. музейные фонды (описи реэвакуированных ценностей не сохранились) были возвращены в Гомель.38 При этом необходимо отметить, что акты сдачи экспонатов на хранение в Урюпинске (во время войны) и их опись в архиве Гомельского музея отсутствуют. Существует лишь упомянутый ранее список. Этот документ озаглавлен следующим образом: “Список музейных экспонатов Гомельского исторического музея, не полученных обратно от Сталинградского областного музея при реэвакуации ценностей в мае 1946 года”.39

Список перечисляет 166 предметов, многие из которых представляют большую художественную ценность. Можно назвать, например: ордена XIX века в количестве 15 штук, среди них орден св. Владимира трёх степеней на владимирской ленте, картину французского живописца Месонье (1815—1891 гг.) размером 35×25 см, другие картины без указания авторов, саблю с надписью: За поражение персиян под Елизаветполем”, изделия декоративно-прикладного искусства из золота, серебра, бронзы, грамоту фельдмаршалу Паскевичу на мадьярском языке, мраморную скульптуру Леонардо да Винчи и др.40

При анализе этого документа и документа приведенного ранее, возникают вопросы: где, когда и куда исчезли музейные ценности, которыми располагал музей до начала Великой Отечественной войны? Если верить цифрам, приведённым в многочисленных послевоенных отчётах, в фондах Гомельского музея в довоенное время насчитывалось 7540 экспонатов.41 Общее же количество предметов в обоих указанных списках составляет 366 экспонатов. Анализируя изложенные выше факты и соотнося их с сообщениями в послевоенных отчётах о том, что: “…ценности в том числе и уникальные предметы, на 90 процентов были уничтожены и разграблены немецко-фашистскими захватчиками в период оккупации Гомеля с августа 1941 по 26 ноября 1943 года”42 , можно сделать однозначный вывод, что подобные утверждения не соответствуют действительности и являются вымыслом.

В заключении хочется привести цитату из упомянутой ранее статьи Г. К. Лукомского: “…Собрание Гомельского дворца прекрасно содержится графинею И. И. Паскевич и, если ему суждено будет со временем перейти в другие руки, то надо лишь пожелать и будущему счастливому обладателю этой сокровищницы искусства отнестись с такой же любовью ко всему здесь сохраненному, с какой это всё было собрано и хранимо в течение более полувека…”43

С сожалением, приходится констатировать тот факт, что ни одна строчка из этого пожелания не осуществилась. Новым владельцам понадобилось немногом более 20 лет, чтобы сокровищница мирового искусства, каким являлась коллекция художественных ценностей Гомельского дворца, канула в Лету.

2. Рождённый заново

В ходе Гомельско-Речицкой наступательной операции войска Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского после ожесточенных боев 26 ноября 1943 г. освободили г. Гомель.44 После освобождения в город начали возвращаться эвакуированные предприятия, организации и учреждения. В их числе был и Гомельский музей.

Тяжелы были последствия войны, центральная часть и правый флигель Гомельского дворца были разрушены, целым остался левый флигель.45

По определению чрезвычайной комиссии по учёту ущерба, нанесённого немецко-фашистскими захватчиками, стоимость восстановительных работ здания дворца, разрушенного на 78%, составила 46 млн. рублей в ценах 1926/27 и 1945/47 гг.46

В 1944 г. было принято решение о восстановлении здания Гомельского дворца. Выписка из постановления СНК СССР №1112 от 16 августа 1944 г. гласит: “Обязать Совнарком Белорусской ССР (тов. Понамаренко) произвести работы по восстановлению здания Гомельского музея (бывшего дворца Паскевича) с затратами в 1944 году 400 тыс. рублей.

Зам. председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР. Подпись (В. Молотов).

Управляющий делами Совета Народных Комиссаров Союза ССР. Подпись (А. Чадаев).47

(Здание дворца полностью восстановлено в 1969 г.).48

28 марта 1944 г. Исполком Гомельского областного Совета депутатов трудящихся принял решение №136 о восстановлении Гомельского музея.49 Учреждение получило новое название — “Музей краеведения”.50 В 1945 г. постановлением Совета Министров БССР музей назван “Государственным историко-краеведческим”, а в 1952 г. переименован в “Гомельский областной краеведческий музей”.51 Это название сохранилось до настоящего времени.

В апреле 1944 г. музею была представлена одна комната в 6 кв. м.52 Штат сотрудников на конец июля 1944 г. состоял из 4-х человек.53 Все сотрудники музея, главным образом, занимались организационной и собирательской работой. В начале 1945 г. музею было отведено 5 комнат в левом флигеле дворца, где размещались и другие организации.54

Оценивая работу Гомельского музея в первые послевоенные годы, можно сказать, что прежнего музея, каким он был в 1919—1941 гг., больше не существовало. Возрождение его было невозможно, при этом, попытки обвинить немецко-фашистских захватчиков в разграблении и уничтожении музейных ценностей несостоятельны. Первые годы Советской власти, вывоз драгоценностей в Москву в 1919 г., последовавший позднее вал распродаж, вольное обращение с музейными реликвиями представителей местных властей, крайне подозрительная, с учётом имеющихся фактов, эвакуация и реэвакуация музейных экспонатов и стали той самой причиной, по которой Гомельский музей после своего возвращения стал типичным, заурядным учреждением, выполняющим социальный заказ правящей партии.

В 1944—1946 гг. работниками Гомельского музея был произведен сбор и обработка материалов для экспозиции. 15 февраля 1946 г. комиссия приняла первую экспозицию музея, открытую для посетителей. 19 марта 1946 г. Гомельский облисполком принял решение №256 об открытии Областного историко-краеведческого музея. Экспозиция размещалась в одной комнате общей площадью в 40 кв. м и была построена на показе истории Великой Отечественной войны и партизанского движения на Гомельщине.55

Как уже отмечалось ранее, в июне 1946 г. в фонды Гомельского музея были возвращены музейные ценности, реэвакуированные из Урюпинска. Что же было возвращено Гомельскому музею? Прямо скажем немногое: около 20 картин художников Машкова, Залесского, Шуппе, Суходольского, Эртингера, Крамского; небольшое количество бронзовых и мраморных скульптур; рукописный список комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”; бытовые вещи из обстановки кн. Паскевича и некоторые другие предметы.56

Если дать общую характеристику 7860 экспонатам, находившимся в фондах музея на 1 января 1948 г., то необходимо отметить, что их львиную долю составляли предметы историко-революционного и производственного содержания, отражающие историю Великой Отечественной войны и социалистического строительства.57

В 1947 г. Гомельский музей занимал весь третий этаж левого флигеля, общей площадью 176,7 кв. м. Из этой площади под экспозицией было занято 132 кв. м, под фонды — одна комната в 16 кв. м, канцелярию — 28,6 кв. м.58 Штат сотрудников музея к этому времени состоял из 10 человек.59 Были открыты три стационарные выставки на темы: 1. “Героическое прошлое русского народа”; 2. “Великая Отечественная война Советского Союза с гитлеровской Германией; 3. “30 лет Советской власти”. Кроме этого музей периодически устраивал передвижные выставки, посвященные историческим датам и различным кампаниям. Было организовано 7 таких выставок на темы: “800-летие Москвы”; “Сталинская конституция — самая демократическая конституция в мире”; “Новый сталинский пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР — 1946—1950 гг.”; Ход выполнения новой сталинской пятилетки за 1946-1947 гг. ” и др.60

В 1948 г. в музее произошли некоторые изменения: штат сотрудников составил 12 человек, из экспозиции был убран раздел “Героическое прошлое русского народа”. При музее работали три стационарные выставки на темы: 1. “30 лет Советской власти”; 2. “Великая Отечественная война СССР с гитлеровской Германией”; 3. “4-й Сталинский пятилетний план и его выполнение”.61

За 1949—1951 гг. в работе Гомельского музея каких-либо изменений не происходило. Штат сотрудников, площадь музея и его экспозиция оставались неизменными.62 В указанные годы работники музея продолжали создавать передвижные выставки, выступали с лекциями на предприятиях, в колхозах и организациях.

В 1952 г. в экспозиции Гомельского музея произошли изменения. Её разделы выглядели следующим образом: 1. “Партия большевиков в период подготовки и проведения Великой Октябрьсиой социалистической революции”; 2. “Гражданская война”; 3. “Сталинские пятилетние планы”; 4. “Великая Отечественная война”; 5. “Послевоенный период”. О содержании передвижных выставок 1952 г. в Гос. архиве Гомельской области имеется интересный документ, озаглавленный так: “Справка о работе музея в районах области в период подготовки и проведения уборочной кампании”. В справке перечислены выставки, некоторые из них заслуживают особого внимания: “Удобрения и их применение, советы академика Лысенко”; “Великие стройки коммунизма”; “Передовой колхоз им. Кирова Ветковсйого района”. Одновременно, как это указано в документе, были прочитаны лекции на темы: 1. “Удобрения и их применение”; 2. “Природные богатства Гомельской области и их использование”.63 Если следовать логике этого документа, то можно сделать вывод о том, что у работников Гомельского музея и их слушателей не было более важных задач во время уборочной кампании. Нелепость таких мероприятий достаточно ярко показывает нам, в чём заключалась руководящая и направляющая роль партийных органов, по прямому указанию которых они и осуществлялись. Если объективно оценить вышеизложенные факты, то можно с уверенностью сказать, что созданный заново Гомельский музей стал одним из глашатаев местных властей, по приказу которых составлялась тематика музейной экспозиции, массовых мероприятий и прочего. Малейшие перемены в политической жизни страны мгновенно находили отражение в работе музея. Поэтому описывая события 1953 г., нельзя пройти мимо смерти И. В. Сталина 5 марта 1953 г. Последовавшие изменения в стране сказались и на работе музея.

До 1945 г. музей находился в ведении Министерства просвещения БССР, а с 1945 г. перешел в подчинений Комитета по делам культпросветучреждений при Совете Министров БССР. С ноября 1953 г. Гомельский музей находится в ведении Министерства культуры БССР.64

В 1953 г. музей возглавил новый директор, которым стал А. Д. Патыко. Штат музейных сотрудников на 1 января 1954 г. составлял 10 человек.65 В 1953—1954 гг. в музее шел пересмотр, а затем была осуществлена перестройка экспозиции, которая после капитального ремонта музея, была открыта для посетителей и выглядела так: 1. Раздел с показом Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, восстановительного периода и довоенных пятилеток; 2. Раздел истории Великой Отечественной войны и партизанского движения на Гомельщине; 3. Послевоенное социалистическое строительство с разделом культуры; 4. Мичуринский уголок с частичным показом природы края.

В 1954 г. при музее за счёт уменьшения объема показа соц. строительства для посетителей был открыт раздел новой экспозиции “Археология края”, созданный по материалам археологических раскопок. В этом же году был переоборудован мичуринский уголок в уголок природы края.66

В 1955 г. музею была представлена дополнительная площадь для фондов, в освобожденный фондами комнате создан раздел экспозиции, посвященной сельскому хозяйству области.67

В 1954—1956 гг. сотрудники Музея принимали участие в археологических раскопках, проводимых Институтом истории материальной культуры АН СССР на территории Гомельской области. Материалы, полученные в результате этих исследований, были сданы в фонды Гомельского музея, что позволило в дальнейшем создать новые разделы экспозиции, посвященные древнейшей истории края.

В 1955 г. в музее был создан отдел древнейшего периода и раздел “Из прошлого”.68

В стационарную экспозицию музея в 1955—1956 гг. в основном вносились изменения, связанные с текущей политической ситуацией в стране. Например, в 1956 г. в разделе “Послевоенное социалистическое строительство” демонстрировались фотодокументы выступлений Хрущева, Булганина и др.69

В начале 1957 г. Гомельский музей был закрыт для посетителей в связи с проведением работ по перестройке экспозиции к 40-летию Советского государства.70 Новая экспозиция делилась на следующие разделы: 1. “Археология края”; 2. “Из прошлого края”; 3. “Революционное движение 1905 года на Гомельщине”; 4. “Великая Октябрьская социалистическая революция, гражданская война, восстановительный период и довоенные пятилетки”; 5. “История Великой Отечественной войны и партизанское движение на Гомельщине”; 6. “Послевоенное социалистическое строительство” с разделами промышленности, сельского хозяйства и культуры области; 7. “Природа края”.71

В 1953—1958 гг. научные сотрудники музея вели научно-исследовательскую работу, направленную на усовершенствование экспозиции музея, внедрению новых тем.72 Большое место в научно-исследовательской работе занимали изыскания материалов в архивах Ленинграда, Москвы, Минска, Могилёва и Гомеля. Итогом этой работы был выпуск музеем ряда печатных изданий. В 1955 г. был опубликован Сборник документов о революционных событиях 1905-1907 гг. (214с.) и брошюра “Революционное движение в Гомельской области в 1905-1907 гг. (31 е.). В 1956 г. — “Белорусские пословицы и поговорки” (82 е.). В 1958 г. — сборник “Хроника событий в 1917—1920 гг. ” (204 с.).73 Кроме этого сотрудниками Гомельского музея был опубликован целый ряд статей в периодической печати.74

Культурно-массовая работа музея в 1953—1958 гг. заключалась в изготовлении передвижных выставок, в проведении музейных вечеров, в чтении лекций, проведении экскурсий в музее, (с 1946 по 1958 гг. музеем было создано более 100 передвижных выставок на самые разные темы.75 О содержании некоторых из них можно судить по документу, подписанному в 1956 г. начальником Гомельского областного управления культуры М. Стальмаховой: “Приказываю… г) в экспозиции колхоза им. Сталина Гомельского района показать до 20 апреля 1956 года каким путём колхоз добился больших надоев молока: расширение посевов кукурузы, высокий урожай кукурузы, силосование…”… з) в апреле месяце сего года провести в колхозе им. Микояна музейный день по материалам XX съезда партии…”76

В 1958 г. общая площадь, занимаемая Гомельским музеем, составляла 217 кв. м, из них под экспозицией — 162 кв. м, под фондохранилищем — 28 кв. м. Штат музейных сотрудников на 1 января 1958 г. составлял 10 человек. Музей имел отделы: 1. Природа края; 2. История края (до Октябрьской социалистической революции); 3. Социалистическое строительство (1917—1957 гг.); 4. Фонды.78

В 1959 г. Гомельский музей отметил свой 40-летний юбилей. Периодическая печать выпустила несколько статей, посвященных этому событию. В этих статьях излагалась краткая история музея, описанная неверно, изобилующая рядом фактических неточностей и тенденциозным изложением событий.79 К сожалению, этими же изъянами страдает большинство других публикаций на эту тему вплоть до настоящего времени. Стиль подобных статей хорошо виден из цитаты: “Нашему музею исполнилось 40 лет. Коллектив научных сотрудников музея будет и дальше широко пропагандировать достижения советских людей по досрочному выполнению семилетнего плана, помогать родной партии в коммунистическом воспитании трудящихся”.80

На 1 января 1959 г. в музее насчитывалось 30339 экспонатов основного фонда.81 Однако необходимо отметить, что при значительном ежегодном сборе экспонатов далеко не все собранные предметы представляли музейную ценность, что являлось следствием порочной практики планирования количества поступлений выше прошлогоднего уровня.

В 1959 г. в стационарную экспозицию музея вносились некоторые изменения. Характерна выписка из отчета того времени: “…В экспозицию введена тема по осушению болот в области…, т. е. отражаются великие преобразования в превращении болотных и заболоченных земель Гомельской области в цветущие поля и сады”.82

Новой формой работы в конце 50-х годов стало выступление научных сотрудников музея по областному телевидению.83

Главное достояние любого учреждения — люди, его сотрудники, на энтузиазме которых всё держалось. Несмотря на то, что заработная плата музейных работников составляла и составляет едва ли не самый низкий уровень зарплаты служащих нашей страны, они работали и работают с огромной энергией и затратой духовных сил. Таков характер настоящего музейщика.

Отличительной особенностью истории Гомельского музея является то, что она тесно переплетается с замечательным явлением белорусского зодчества XVIII—XIX вв., каким является дворец-усадьба Румянцевых-Паскевичей. Созданный на базе уникальных художественных ценностей дворца кн. Паскевича Гомельский музей по мере их утраты постепенно терял свою значимость. Потеряв в послевоенные годы почти все экспонаты, музей был создан заново и ориентирован на краеведческую работу.

Отмечая сегодня 80-летний юбилей Гомельского областного краеведческого музея и рассматривая в этой связи его историю, необходимо отметить, что в ней как в капле воды отразились все те процессы, которые происходили в стране и обществе в целом.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Архітэктура Беларусі. Энцыклапедычны даведнік. — Мн„ 1993. — С. 158-160.
2. Гомель. Энциклопедический справочник. — Мн., 1991. — С. 511.
3. Советский энциклопедический словарь. — М., 1985. — С. 1143.
4. Козлов В. П. Колумбы российских древностей. — М., 1985. — С. 4—5, 39-40:
5. Каханоўскі Г. А. Археалогія і гістарычнае краезнаўства Беларусі ў XVI— XIX стст. – Мн., 1984. – С. 78, 109.
6. Гомель. Энциклопедический справочник. — Мн., 1991. — С. 17, 512.
7. Советский энциклопедический словарь. — М., 1985. — С. 971.
8. Цітоў А.. Гарадская геральдыка Беларусі . — Мн., 1989. —С. 90.
9. Лукомский Г. Гомельская усадьба княгини И. И. Варшавской, графини Паскевич-Эриванской//Столица и усадьба. — №ч 1. — 1913. — С. 6.
10. Там же. – С. 6-10.
11. Там же. – С. 10.
12. Гомель. Энциклопедический справочник. —Мн., 1991. — С. 171—173.
13. Там же. — С. 514.
14. Кочин Е. Пожар в Гомеле//Советская культура. — 8 декабря. — 1990.
15. Гомель: Энциклопедический справочник. —Ми., 1991. — С. 434—436.
16. Кончин Е. Пожар в Гомеле…
17. Гомельский областной краеведческий музей. Путеводитель по залам. – Мн., 1979. – С. 3.
18. Архив Гомельского областного краеведческого музея (ГОКМ). — Ф. 9. — Д. 9. – Л. 90.
19. Вторая годовщина Октябрьской революцни//Путь Советов. — 2 ноября. 1919.
20. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 31.
21. Государственный архив Гомельской области (далее ГАГО). — Ф. 60. Oп. 1. – Ед. хр. 1266. – Л. 93-95.
22. Там же. – Л. 97.
23. Там же. — Л. 77.
24. Там же. — Л. 63.
25. Там же. -Л. 99.
26. Там же. – Л. 99-113.
27. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 6. – Л. 61.
28. Там же. – Л. 48-50.
29. Чантурия В. А. Памятники архитектуры и градостроительства Белоруссии. – Мн., 1986. – С- 94.
30. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 16
31. Гомель. Энциклопедический справочник. — Мн., 1991. — С. 26.
32. Мелях Р. М. Письмо директору Гомельского обл. краеведческого музея Капоте И. У. от 26.03.72//Архив ГОКМ.
33. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 21. – Л. 40-53.
34. Мелях Р. М. Письмо…
35. ГАГО. – Ф. 1871. – On. 1. – Ед. хр. 5. – Л. 23
36. Там же. — Л. 17.
37. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 104.
38. Там же. — А. 16.
39. В 1929 г. музей получил новое название: Гомельский Государственный исторический музей им. А. В. Луначарского. Архив ГОКМ. — Ф. 9. — Д. 10 Л. 64.
40. Там же. – Л. 64-72.
41. Там же. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 15.
42. Там же. — Л. 16.
43. Гомель и его уезд//Справочный сборник на 1915. —Гомель, 1915. — С. 38-40.
44. Гомель. Энциклопедический справочник. — Мн., 1991. — С. 189—190.
45. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 147.
46. Там же. — Л. ИЗ.
47. Там же. – Л. 162.
48. Архітэктура Беларусі. Энцыклапедмчны даведнік. — Мн., 1993. — С. 158-160.
49. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. ИЗ.
50. Там же. – Л. 14.
51. Там же. – Л. 67-68.
52. Там же. — Л. 115.
53. ГАГО. – Ф. 1871. – On. 1. – Ед. хР. 3. – Л. 1.
54. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 115.
55. Там же, – Л. 82-83, 115.
56. Крэмер Э. Гістарычныя каштоўнасці ввернуты ў Гомельскі музей//Гомельская праўда. — 1946.
57. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 16-19.
58. ГАГО. – Ф. 1871. – On. 1. – Ед. хР. 32. – Л.’Ч, 5.
59. Там же. – Ф. 1871. – On. 1. – Ед. хр. 22. -Л. 22.
60. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 19.
61. ГАГО. – Ф. 1871. – On. 1. – Ед. хр. 32. – Л. 5, 7.
62. Там же. – Ед. хр. 39. – Л. 13, 50.
63. Там же. – Ф. 1871. – Оп. 2. – Ед. хр. 1. – Л. 24, 26, 27.
64. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 68, 113.
65. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 2. – Ед. хр. 1. – Л. 2, 11.
66. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 116.
67. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 2. – Л. И.
68. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. ИЗ, 114.
69. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 2. – Л. 12.
70. Там же. — Ед. хр. 7. — Л. 26.
71. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9.,- Л. 117.
72. Там же. – Л. 132-133.
73. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 7. – Л. 22, 23.
74. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л, 130.
75. Там же. – Л. 132-133.
76. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 3. – Л. 19, 20.
77. Там же. – Ед. хр. 20. – Л. 10.
78. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 103.
79. Патыка А. Музею 40 год//Гомельская праўда. — 9 снежня. —1959.
80. Патыка А. Гомельскаму краязнаўчаму — сорак год//Літаратура і мастац-тва. — 16 снежня. — 1959.
81. ГАГО. – Ф. 1871. – Оп. 3. – Ед. хр. 41. – Л. 18.
82. Там же. — Ед. хр. — Л. 18.
83. Архив ГОКМ. – Ф. 9. – Д. 9. – Л. 173-176.

КУРЧИЦКИЙ А. В. — ст. научный сотрудник музея

Краеведческие записки (к 80-летию Гомельского областного краеведческого музея) / Гомельский обл. краевед, музей. – Гомель, 2000


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика