Несохранившееся архитектурное наследие Гомеля

. 945

Архитектура представляет собой летопись народа в дереве и камне, является одновременно отраслью материальной культуры и художественного творчества, соответствует биологическим потребностям людей, потребностям производства, социальной организации общества, его идеологии и эстетическим идеалам, играет значительную роль в идейном воспитании.

Памятники архитектуры являются бесценными и поучительными документами нашей многотрудной истории, нашим национальным достоянием, владеть которым не только почётное и радостное право, но и большая ответственность. Сохранить, сберечь их для наших потомков — обязанность каждого гражданина, всего общества.

Воссоединение Беларуси с Россией (1772—1795 гг.) стало крутым поворотом в исторических судьбах белорусского народа. Это событие оказало большое влияние на подъём экономики, дальнейшее развитие культуры Беларуси: она получила возможность мирно развиваться, была включена в общероссийский рынок, проводила крупные строительные мероприятия. Все это непосредственно или косвенно воздействовало на развитие архитектуры. Градостроительство вошло в русло государственной политики. Начались массовое переустройство белорусских городов, ансамблевая застройка и благоустройство их центров.

В архитектуре новые, прогрессивные устремления определили пересмотр прежних художественных принципов. На смену стилю барокко приходит классицизм, который достиг своего наивысшего расцвета в первой трети XIX в. Плодотворное влияние русского зодчества обусловило рост архитектурного творчества в Беларуси.

На протяжении своей истории белорусский народ создал высокоразвитую и оригинальную архитектуру. Её лучшие памятники отражают особенности и наиглавнейшие архитектурно-художественные течения и достижения своей эпохи, свидетельствуют о практической мудрости и художественном мастерстве архитекторов Беларуси.

Время создания нового Гомеля — конец XVIII – первая половина XIX вв. — эпоха классицизма в истории европейского зодчества. Она характеризуется сознательным обращением к античному наследию, чертами рационализма и практицизма. До этого времени архитектура Гомеля развивалась стихийно, постепенно, как архитектура небольшого провинциального поселения с деревянной застройкой в традиционных формах. Позднее, в эпоху капитализма, бурное развитие города продолжилось и даже ускорилось. Но принципы были иными. Город развивался без единого художественного замысла, на архитектурных идеях эклектики и модерна. А классицистический Гомель первой половины XIX века постепенно стал исчезать с лица земли, прятаться под позднейшими наслоениями. Наконец, сегодня от этого уникального явления сохранилась лишь небольшая часть построек.

Во время создания классицистического Гомеля, город приобрел близкий современному масштаб, когда его зодчество вобрало всё лучшее, что было создано европейскими архитекторами. Гомель стал тогда местом демонстрации новых архитектурных идей и экспериментов в области социальной жизни и хозяйствования. Здесь создавались уникальные здания, творили крупные зодчие, бывали выдающиеся деятели эпохи. По своим художественным достоинствам он занял значительное место в истории зодчества Российской империи.

У разных людей в разные времена памятники архитектуры вызывают и разные гаммы чувств. Но можно смело утверждать, что памятник архитектуры никогда не принесёт вреда эмоциональному состоянию человека, а вот помочь может. Историческое наследие помогает нам поверить в свои силы, разобраться в подлинных ценностях, осмыслить своё место в жизни. Откуда же у него такая особенность? Кажется, от того, что каждое, даже простенькое древнее строение — это живой посланец прошлых поколений.

Каждый камень и каждое бревно взлелеяны руками мастера, затем также с любовью прилажено одно к другому, да благославлено молитвой. Тепло рук не исчезает через столетия, не исчезают чувства и душа. И поэтому разрушение памятника архитектуры, какими бы важными нуждами оно не оправдывалось, — это убийство. Убийство душ наших предков. И никакие современные доподлинные макеты их не оживят, т.к. памятники — не молчаливые свидетели истории. Важно только неравнодушному человеку спросить, и памятник станет собеседником и другом.

К сожалению, мы потеряли много памятников. Потеряли по многим причинам: войны, пожары, равнодушие. Расплачиваться за это придётся долго и нынешнему, и будущему поколениям. Именно поэтому нас будут интересовать те архитектурные памятники Гомеля, которые были построены и не сохранились до наших дней.

Кто же явился инициатором всех изменений в Гомеле XVIII—XIX вв, кто руководил всем делом его создания, осуществляя финансирование этого грандиозного предприятия? Таковыми, безусловно, были владельцы города. После первого раздела Речи Посполитой Гомель принадлежал русским вельможам — фельдмаршалу графу П. А. Румянцеву-Задунайскому, затем его старшему сыну, канцлеру графу Н. П. Румянцеву, выдающемуся государственному деятелю, меценату науки и культуры, и, наконец, фельдмаршалу князю И. Ф. Паскевичу. Все они относились к элите Российской империи, являясь фактически вторыми лицами в государстве после императора. Эти титулованные вельможи обладали несметными богатствами, их власть простиралась очень далеко в империи и была практически безгранична в собственных поместьях. И так уж повелела история, что именно с их именами связаны в Гомеле крупные преобразования.

Перемены коснулись и архитектуры города. Архитектура становилась преимущественно светски ориентированной. Это был новый город, новый Гомель, где для жизни людей были созданы наиболее благоприятные условия и где были соединены современные достижения науки, культуры и зодчества.

Явление это было уникальным не только для Беларуси и Российской империи, но и для всей Европы. Для его осуществления потребовалось счастливое соединение громадных средств и усилий такого образованного человека, каким был Николай Петрович Румянцев, и своеобразных условий, какие были в то время в Беларуси, где, в отличие от России, по традиции ещё существовали частновладельческие города.

Первые упоминания о строительстве Н. П. Румянцева приходятся на 1799 г. К этому времени относится создание первого известного нам чертежа Гомеля, который имеет заглавие “План местечка Гомеля нынешнего его положения, со всею подробностью, сочиненный 1799 года”. На нем изображена старая, нерегулярная застройка. Новые здания пока ещё не нанесены, лишь бросаются в глаза выделенные тёмным тоном и превосходящие все постройки по размерам дворец фельдмаршала П. А. Румянцева и возведённое при нём большое каменное здание на Спасовой слободе.

Новый Гомель возводился на месте старого поселения с его живописным скоплением плотно стоящих деревянных домишек. Его строительство началось, как обычно это было в практике переустройства городов конца XVIII в., с прокладки новых улиц, которая повлекла за собой снос домов и отселение людей. Для этого была использована Спасова слобода и Новобелица.

В Гомеле в течение первой четверти XIX в. был построен совершенно новый город с широкими улицами, большими площадями и каменными зданиями, где достоинства урбанизации соединялись с прелестями сельской жизни, где были и промышленные предприятия, и, главное, очень много учебных заведений. По размаху и глубине вложенных в его создание идей, их новизне город напоминал лучшие творения эпохи Возрождения в Европе. Город состоял из капитальных зданий и по этой причине не подвергался пожарам — настоящему бедствию той поры. И поэтому впоследствии он не был покинут, не был перестроен полностью, а сохранил очень многое из того, что создано его просвещенным владельцем. Он стоит и поныне, являясь основой современного Гомеля, второго по величине города Беларуси. Однако очень много архитектурных памятников Гомеля не сохранилось до наших дней. Наша задача — восстановить в памяти эти замечательные, уникальные строения. Прежде, чем описать эти памятники, следует отметить, что ведущим зодчим в гомельском имении был Джон Кларк. Н. П. Румянцев пригласил его из Англии ещё в те времена, когда отношения России с этой страной были весьма хорошими. Английские зодчие, да и английская архитектура, были весьма популярны в Восточной Европе. Впервые фамилия Кларка упоминается в письме Румянцева управляющему фон Фоку от 4 апреля 1801 г. во время начала строительства нового Гомеля. В 1801— 1813 гг. он был единственным в Гомеле архитектором, а в 1814 г. ему в помощь придали молодого зодчего И. Дьячкова. Дом Дж. Кларка возвели на самом берегу р. Сож, на лучшем месте, вблизи жилища графа Н. П. Румянцева (дом не сохранился). Небольшой деревянный домик над рекой, где проживал управляющий имением также не сохранился.

Н. П. Румянцев в 1797 г. построил гимназию — первое учебное заведение в Гомеле. Первым учителем был Фёдор Голодковский, он был и директором гимназии. Вскоре гимназия усвоила исключительно духовный характер и через несколько лет была преобразована в духовное училище (на месте нынешнего филиала медицинского института). Находилось на ул. Миллионной (ныне ул. Билецкого). Не сохранилась до наших дней и церковь, которая была при духовном училище.

В 1801 г. завершились работы по возведению и “трепальной мельницы” (не сохранилась).

Центром нового Гомеля являлась громадных размеров площадь, примыкающая к дворцу. Называлась она Базарной и занимала почти половину территории старого местечка. Лучшее в Гомеле сейчас место уже было выровнено, засыпан ров, и здесь были возведены основные здания — православный и католический соборы, гостиный двор, ратуша и доходное училище (здания не сохранились). Наиболее значительным был православный собор св. Петра и Павла. Напротив его размещался меньших размеров костел, который как бы отмечал место, где сходятся направления Замковой (ныне пр. Ленина) и Фельдмаршальской (ныне ул. Пролетарская) улиц. В ансамбле площади это здание являлось существенным элементом, вступая в диалог с Петропавловским собором. Римско-католический костел был возведён к весне 1818 г. архитектором Дж. Кларком (До наших дней не сохранился. Был сильно поврежден в годы Великой Отечественной войны, разрушение довершено в период послевоенной реконструкции Гомеля). До каменного костела на этом же месте находился деревянный костел с принадлежавшим ему домом. Здание римско-католического костела было компактное, квадратное в плане, увенчанное большим куполом на невысоком барабане, завершенным световой башенкой. По углам главного фасада располагались две невысокие колокольни, стены которых образовывали неглубокую нишу, где четыре полуколонны дорического ордера обрамляли главный вход в здание. По отзывам современников, здание костела напоминало римский Пантеон, ибо имело непривычное для тех мест круглое, перекрытое куполом внутреннее пространство зала наподобие древнеримского памятника.

Следующей постройкой на площади, которая появилась вслед за реконструкцией дворца, были торговые ряды. Это было самое большое по размерам здание в новом Гомеле. Точная реконструкция здания не возможна. По отзывам современников, гостиный двор напоминал петербургский. Но здесь не все было так, как в столичной постройке, ибо гомельская имела высокую башню с часами. Такое сочетание башни и горизонтального корпуса рядов было характерно для строительства в Беларуси, где в одном комплексе сочетались ратуша и торговые ряды. Торговые ряды были построены для того, чтобы создать условия для организации торговли — этой непременной функции местечка. Строительные работы были завершены летом 1819 г. Новое здание торговых рядов в том же XIX веке было перестроено после пожара 1865 г., а затем снесено при реконструкции площади в советское время.

Затем на площади было возведено доходное училище. Его строительством Румянцев продолжил свою довольно широкую для провинциального местечка программу создания учебных заведений. Именно то, что доходное училище было размещено на главной площади, говорит о приоритете экономической деятельности над другими сферами человеческого труда, который граф, горячий приверженец учения
А. Смита, стремился воплотить в своем “идеальном” новом Гомеле. Это здание, вероятно, спроектировал Дж. Кларк. Ведь он построил все дома на площади.

Здание имело в общем обыкновенный для рядовых построек классицизма первой трети XIX века вид: полуколонны на фасаде, горизонтальные тяги, руст. Центральная часть его акцентирована высокими, в два этажа, полуколоннами (излюбленная архитектурная тема зодчего Дж. Кларка). Первый этаж занимали квартиры учителей, столовая, буфет, комната для бурсаков, второй — классы и библиотека.

Здание играло видную роль в организации площади, как бы отмечая начало главной улицы местечка (не сохранилось).

Последней по времени постройкой на Базарной площади было здание ратуши, возведенное в 1825 г. Оно завершало композицию площади, придавая ей логическое завершение. Это небольшое здание с мансардой и полуциркульным окном имело на всю ширину фасада десятиколонный портик. При небольших размерах её крупный масштаб не давал ратуше затеряться на площади. Иногда в здании устраивались театральные спектакли, а после передачи в военное ведомство здесь разместилась гауптвахта (здание не сохранилось).

С Базарной площади, в противоположную от дворца сторону, раскрывалась трёхлучевая перспектива улиц, придающая планировке особую эстетическую выразительность. Крайние лучи, улицы Базарная и Миллионная, которая при Н.П. Румянцеве называлась Экономической (ныне Трудовая и Билецкого), замыкались зданиями синагоги и “Охотничьего домика”. (Синагога стояла на месте современного дорожно-строительного техникума).

Синагога (еврейская школа) относится к последним градостроительным мероприятиям графа Румянцева в Гомеле. Её крупные формы с ясным рисунком большой лоджии на фасаде хорошо читались с площади (здание не сохранилось).

Строилась синагога одновременно с Троицкой церковью. В 1828 г. кладка стен была завершена и выполнены штукатурные работы. В 1833 г. постройка была полностью завершена, но до наших дней не сохранилась.

Созданием этих построек и был завершен классицистический ансамбль Гомеля. Конечно же, он состоял не только из рассмотренных нами зданий, которые можно назвать ведущими в ансамбле. Было и множество рядовых построек, составляющих городскую ткань, на фоне которой выделялись наиболее значительные произведения архитектуры. Застройку улиц составляли прежде всего жилые дома и окружающие их здания хозяйственного назначения. Но так как они не принадлежали Н. П. Румянцеву, то и не были показаны на плане Гомеля 1830 г. До нашего времени они не сохранились, их изображения не известны. Поэтому мы ничего не знаем об их внешнем виде. Кроме этих домов были в Гомеле и небольшие промышленные здания — трепальный завод и ткацкая фабрика. Все эти постройки объединяло то, что они не были выполнены в стилистике классицизма. Они или же соприкасались со сферой народного зодчества, как это было с рядовой жилой застройкой Гомеля, или являлись сугубо утилитарными сооружениями, как фабричные здания.

Средний луч (трёхлучевой перспективы улиц) — Румянцевская улица (ныне Советская) — представлял собой композиционную ось местечка, связывающую Базарную площадь со второй по величине площадью, так и не застроенную полностью к 1830 г. На ней были размещены каменный дом с флигелями доктора Мейера, аптека, столярная мастерская, кузница и другие постройки (ныне часть ул. Пушкина). Здания не сохранились.

За “Охотничьим домиком” располагался сад, а возле самой воды – баня и прачечная (здания не сохранились).

Место, где сегодня стоит собор св. Петра и Павла, историческое. Раньше здесь, вблизи замка, находилась древняя деревянная церковь, обозначенная на плане 1799 г. Называлась она, вероятно, Николаевской, о которой известно, что она была расположена вблизи дворца фельдмаршала. Находилась она между дворцом и местечком, и именно такое расположение главного храма характерно для строительства культовых зданий в белорусских частновладельческих местечках, что давало возможность использовать храм и владельцам, и горожанам.

Ключом к разгадке замысла площади стала неожиданно обнаруженная на плане Гомеля 1823 г. вроде бы незначительная деталь. На продолжении Румянцевской улицы, напротив ратуши, было отмечено небольшое сооружение, которое в пояснении к плану называлось башней. Сейчас трудно с уверенностью говорить о её предназначении — была ли это пожарная каланча, столь необходимая Гомелю, или же это был обелиск, возведенный в память какого-то значительного государственного события. Но что можно отметить определенно, так это то, что в центре площади находился вертикальный акцент. И это необходимое дополнение сразу же позволило составить ясное представление о замысле главного ансамбля Гомеля.

На северной стороне площади одновременно с завершением строительства римско-католического костёла было закончено и другое здание, находящееся на площади. Это немецкий трактир. Но его мы можем видеть лишь на плане, т.к. ни сама постройка, ни её чертежи, ни фотографии не дошли до нашего времени. Находился он на Экономической (ныне ул. Билецкого) улице рядом с русским трактиром, который возведен в 1822 г. и дошел до нашего времени в измененном виде, но декор фасада первого этажа сохранился полностью. Далее по улице на противоположной стороне находился каменный магазин, построенный в 1822 г. (здание не сохранилось).

За площадью по ул. Румянцевской (ныне Советской), там, где она уже переходила в дорогу на Могилёв, были свободно расставлены необходимые городу здания: слева — больница (здание не сохранилось), справа — ланкастерская школа (ныне здание фабрики “труд”).

Граф Н. П. Румянцев понимал, что Гомель будет расти, в скором времени превзойдет размеры отпущенной ему территории, будет застроен большими, на столичный манер, зданиями. И поэтому при его планировке был принят крупный масштаб, зафиксированный основными зданиями. Крупные достройки общегородского значения Румянцев стремился разместить на главной улице Гомеля, таж же, как это было сделано в Петербурге на Невском проспекте. Здание больницы было возведено в 1819 г. архитектором Дж. Кларком и относилось к первым постройкам подобного типа в Беларуси. Благодаря распластанному характеру композиции и устройству с трех сторон лоджий со входами ему придан характер общественного здания. Также использован в больнице принцип устройства дворцового здания с анфиладным расположением помещений.

6 декабря 1826 г. на православном кладбище по Замковой улице (ныне пр. Ленина) была освящена деревянная Преображенская церковь. Она была сделана из двух разобранных деревянных церквей — Преображенской и Троицкой, которые существовали до окончательной постройки и освящения Петропавловского собора (9 мая 1824 г.) где-то возле современной северо-западной границы парка, видимо, недалеко от нынешнего собора. В 1901 г. вместо деревянной церкви на средства Св. Синода и пожертвования гомельчан была построена каменная Преображенская церковь, освященная 14 января 1907 г. на Иринской ул. (ныне Первомайской). Рядом находилось приходское женское училище (здания не сохранились).

Среди культовых строений Гомеля, которые существовали в начале XX века, но не сохранились до наших дней: две староверческие молельни на ул. кн. Паскевича (ныне ул. Комиссарова) и Свечной (ныне ул. Фрунзе); Георгиевская военная каменная церковь (1904 г.) на углу улиц Румянцевской (ныне Советской) и Почтовой (ныне Победа) — на месте современного магазина “Аленка”. Напротив находились казармы инженерного ведомства.

В 1910 г. в центральной части Фельдмаршальской (Пролетарской) улицы старообрядцы возвели на месте молельни великолепную Преображенскую церковь с колокольней. Своим названием церковь продолжала традицию самого первого раскольничьего храма Спасовой слободы (сохранилась частично).

На улице кн. Паскевича (Комиссарова) на месте современной больницы скорой помощи находилась Покровско-Дмитриевская церковь, небольшая, деревянная, похожая больше на молельню. Эта церковь не имела постоянного причта. Изредка сюда приезжал причт из Ветки. Сама церковь принадлежала старообрядцам-беглопоповцам.

В 1906 г. в Спасовой слободе появилось одноклассное церковноприходское училище, здание которого размещалось на участке между современными улицами Пролетарской и Плеханова, у пересечения последней с ул. Моисеенко.

В 1850 г. был упразднен Пахомьев монастырь, основанный в 1760 году. Его раскольничья церковь переустроена белицкими жителями в Александро-Невскую церковь, которая находилась на ул. Шоссейной (ныне ул. Ильича), рядом с современной СШ №2 (существовала до 1928—1930 гг.).

В 1828 г. в Новой Белице была основана деревянная православная церковь во имя св. Василия, которая вскоре сгорела. Она стояла по правую сторону Шоссейной улицы между 6-й и 7-й Поперечными на высоком месте (на участке между современными улицами Герцена и Мечникова). Звон колоколов этой церкви служил сигналом для окончания работ в окрестных деревнях. До самой Великой Отечественной войны сохранялся каменный постамент этой церкви, а до 30-х гг. на фундаменте крепился крест, сбоку — столб, а на нём — фонарь.

В 1842 г. в Новой Белице взамен сгоревшей церкви во имя св. Василия на углу 7-й Поперечной и Шоссейной улиц (современные улицы Ильича и Мечникова, которые не пересекаются) была построена Никольская православная церковь (её называли “зимней”, “теплой”, т.к. она отапливалась). Церковь просуществовала до 1928—1930 гг. В Никольской церкви в 1928 г. открыли столовую. Но, видимо, не очень шли горожане в такую столовую. Поэтому вскоре церковь снесли, а на её месте возвели новый пункт общепита с двумя залами, один из которых представлял собой нечто вроде ресторана, поскольку в нём устраивались танцы. В годы Великой Отечественной войны эта столовая-ресторан была разрушена.

В Александро-Невской церкви после её закрытия (1929-1930 гг.) устроили кино. В войну это здание сохранилось, а в послевоенные годы там по-прежнему крутили фильмы о весёлой и счастливой советской жизни. В 1960-е гг. здание бывшего культового сооружения снесли и на его месте построили помещение для гомельского сельского райисполкома.

В 1896 г. на Новиновском кладбище (в самом конце Румянцевской улицы) была построена на средства казенных крестьян Гомеля церковь Рождества Богородицы, каменная, но с деревянным куполом (не сохранилась).

Не сохранились до наших дней и Спасская деревянная небольшая церковь на закрытом кладбище по Замковой улице, перестроенная в 1875 г. железнодорожными служащими, а при ней каменная колокольня, построенная в начале XIX в. За алтарем храма находился громадный памятник кирпичной кладки, под которым, по преданию, похоронены кости, вырытые из упраздненных кладбищ, существовавших в глубокой древности на Боярской улице (ныне Баумана) и в начале Замковой.

Некоторые церкви имели характер домовых храмов: тюремная церковь, церковь при духовном училище и церковь-школа возле станции железных дорог (не сохранились).

В обширных владениях Н. П. Румянцева возводились достаточно крупные постройки, которые строились в любимой графом деревне Поколюбичи под Гомелем, где находился его летний дом, каменная церковь и даже здание ланкастерской школы, в уездном городе Новобелице, в деревнях Волотова, Марковичи и других населенных пунктах. Построек этих было довольно много. Но как мало мы о них знаем! Ведь они почти не сохранились до наших дней. Да и не запечатлел их ни карандаш художника, ни объектив фотографа. Они, конечно же, несли на себе печать направления, которое мы можем назвать гомельским классицизмом и которое имело черты столичной архитектуры. Так, подъезжая к Гомелю в середине XIX века, петербуржец мог видеть мелькавшие по сторонам дороги постройки фольварков, заводов, фабрик и др.

Кипучая деятельность Н. П. Румянцева была прервана его смертью, последовавшей 3 января 1826 г. Согласно его завещанию, он был похоронен в Гомеле в Петропавловском соборе. Здесь мы видим желание графа навсегда остаться со своим любимым детищем — новым Гомелем. (Могила Н. П. Румянцева не сохранилась до нашего времени).

В 1834 г. гомельскую усадьбу приобрел фельдмаршал князь Иван Федорович Паскевич. В его время новое строительство в Гомеле практически не выходило за пределы усадьбы, каких-либо новых построек в местечке не возводилось. Лишь осваивалось то, что было создано графом Н. П. Румянцевым. Однако быстрыми темпами развивается гомельская промышленность. В 1832 г. И. Ф. Паскевич строит сахарный завод, в 1840 — сально-свечной М. Школьникова, в 1837 г. — кирпичный и стекольный, а в 1853 г. — круподерный завод М. Любина.

На углу площади и Замковой улицы находилось здание городской пожарной части. Островное положение в просторе имели костёл св. Екатерины и православная часовня в московском стиле, с надписью “В память царя-освободителя Александра II” (все постройки не сохранились). Часовня была воздвигнута на средства, собранные по инициативе педагогического персонала в 80-е годы XIX века.

В 1788 г. в Могилёвской губернии шли приготовления к открытию в уездных центрах народных училищ (согласно решению от 5 августа 1786 г.). Народное училище (малое) открыли в 1790 г. в Новой Белице “на средства латинского духовенства каноников регулярных”. В 1833 г. это училище было реорганизовано в приходское. В 1828 г. открыли новобелицкое уездное училище, преобразованное в 1840 г. в трёхклассное, которое перевели в 50-е годы XIX в. в Гомель, а в 1865 г. упразднили и заменили прогимназией.

В 1856 г. во владение гомельским дворцом и большей частью города вступил Федор Иванович Паскевич. Ему также принадлежала Новиковская роща — прекрасный сосновый лес в районе современного. “Гомсельмаша”. Женой Федора Ивановича была Ирина Ивановна Паскевич, последняя гомельская княгиня, происходившая из славного российского рода Воронцовых-Дашковых.

Княгиня Паскевич оставила о себе память прежде всего теми благотворительными делами, которые она совершила в Гомеле и его окрестностях. Но мы коснемся лишь тех построек, которые она возвела на свои средства.

В начале XX века княгиня построила глазную лечебницу на углу Замковой и Ирининской улиц. Это двухэтажное здание примыкало к Фруктовому саду (не сохранилось). На Троицкой улице (ныне Крестьянская) Ирина Ивановна построила одну из лучших аптек старого Гомеля — аптеку Эфрота (здание не сохранилось), которая располагалась на месте современного здания горисполкома.

После начала Первой мировой войны княгиня И. И. Паскевич финансировала строительство военного госпиталя на ул. кн. Паскевича (ныне Комиссарова). В этом здании в настоящее время размещается медико-экспертная комиссия УВД Гомельского облисполкома. Однако раненные стали прибывать в Гомель сразу после начала войны и в большом количестве. Необходимо было срочное сооружение нескольких временных госпиталей. В городе их строить было негде, поэтому выбор пал на пригород Новую Белицу. Госпитали №№1—3 находились в так называемых дачах Цейтлина, Шура и Ливянта (предприниматели, которые сдавали землю в аренду). Госпиталь №4 находился на месте современного старого корпуса госпиталя инвалидов войны на нынешней улице Ильича. Госпиталь №5 располагался на правой стороне Шоссейной улицы (Ильича), позже в нём разместили новобелицкую приходскую школу. Госпитали №№6—8 размещались в самом конце железнодорожной ветки, на опушке леса. Интересно, что госпиталь №8 представлял собой четыре большие землянки, в одной из которых находилась православная церковь.

Некоторые здания, построенные Ириной Ивановной сохранились до наших дней (дом врача Брука, старый корпус 1-й советской больницы, школа в д. Студеная Гута, дом врача, где сегодня располагается ЗАГС).

За все благотворительные деяния княгиню Ирину Ивановну Паскевич жители Гомеля называли ласково: “Наша Ирина”, “Наша Иринушка”.

Во время Великой Отечественной войны Гомель был превращен в груду камней. Город был разрушен на 80%. Полностью уцелело всего два здания — дом Коммуны и Орловский банк. После войны город был полностью восстановлен. Реставрированы некоторые памятники архитектуры. И всё же у многих людей есть та или иная постройка, которая не забывается, с которой связаны светлые или печальные отрезки жизненного пути, встречи, воспоминания, мечты… Конечно, необязательно, что это шедевр архитектуры, обозначенный в туристических маршрутах. Таким волнующим памятником может оказаться маленькая деревянная часовенка, старая мельница или гумно, которое помнит вашего прадеда, скрытый под сенью вековых деревьев старосветский дом или уголок городской застройки.

Храмы и замки, деревянные избы и историческая застройка городов… К сожалению, не всё мы представляем их роль в нашем существовании — прошлом, настоящем и будущем. Понятно, нет такого общества, где хорошо все знают свою историю, с уважением относятся к национальным святыням. Хочется, чтобы таких людей, которые знают, любят и уважают свою историю было как можно больше. Возможно тогда мы и сможем сохранить архитектурное наследие для будущих поколений. Именно поэтому можно сказать, что память — один из тех факторов, который делает народ народом, а человека — человеком.

Брагина Н. А. — ст. научный сотрудник музея
Опубликовано: Краеведческие записки (к 80-летию Гомельского областного краеведческого музея), Гомельский областной краеведческий музей. – Гомель, 2000


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика