Некоторые итоги археологического исследования кагального посада древнерусского Гомия

. 243

Летом 1997—1998 гг. были произведены охранные археологические исследования в зоне строительных работ на территории Кагаль-ного и Спасского посадов летописного Гомия.1 Основные работы были сосредоточены в районе реконструкции здания по ул. Пролетарской, 15 и прокладки коммуникационных траншей вдоль ул. Пролетарской до места соединения с ул. Фрунзе.

С учётом имеющихся в нашем распоряжении данных о топографии средневекового Гомеля, Кагальный (юго-западный) посад располагался между правым бортом лога Кагальный Ров и левым бортом, впадающего в него приустьевого оврага. Истоком оврага является перекресток современных улиц Комиссарова и Гагарина. В соответствии с данными археологии и микрорельефа можно предположить, что на рубеже XII—XIII вв. его юго-восточная граница соединялась с западными околицами Спасского посада, площадь которого распространялась вдоль береговой, обрывистой кромки Сожа до современной ул. Фрунзе.

Первоначальные представления о средневековых отложениях на Катальном посаде основывались на материалах, полученных во время раскопок 1990 г. (943 кв. м) перед зданием сельхозтехникума.2 При максимальной удаленности от правобережного склона долины Сожа и его правого притока р. Гомеюк в стратиграфии раскопа отмечен слой светло-серой супеси мощностью до 0,25 м с находками XII—XIII вв. На материке зафиксированы следы усадебной застройки и пахоты древнерусского времени. Исследованный юго-западный пограничный участок посада начал застраиваться, вероятно, со второй половины XII в., а максимальных своих размеров достиг на рубеже XII—XIII вв.

При уточнении топоструктурных особенностей пограничной зоны между посадами, несомненный интерес представляют материалы, полученные в ходе наблюдений за траншеями по ул. Пролетарской, общая длина которых составила 1,5 км. После удаления асфальта, повсеместно появлялся слой мешанной гумусированной супеси мощностью 0,2—1,0 м. В его заполнении найдены редкие фрагменты круговой керамики XI—XIII, XVIII—XX вв., разнообразные изделия из металлов, стекла, кости, глины и пр. На отдельных участках ул. Пролетарской отмечались остатки булыжной мостовой и кирпичной кладки XIX в. На месте пересечения улиц Гагарина и Пролетарской (у ограды ПКиО им. Луначарского) расчищен фрагмент старой осушительной системы — дренажа. Он представлял собой сводчатую кирпичную трубу, на верхней площадке которой размещался подквадратный сток для воды. Подобные дренажи известны в центральной части парка. Их активное строительство началось в 30—40-х гг. XIX в. при расширении парковой зоны. Наблюдались различия в мощности культурных отложений. Колебания в толщине культурного слоя вызваны сильными перепадами микрорельефа и наличием в составе первоначальной территории города сети засыпанных овражных образований, а также повышенных участков, ныне сравнявшихся с окружающей местностью. Мощность балласта определяется разницей абсолютных отметок в рельефе местности. Наибольшая его толщина прослеживается вдоль старых водотоков, достигая временами более 1 м, а на отметках от 141 м и более не превышает 0,5 м.3 Свидетельством активизации жизни на территории Кагального посада в XVIII—XIX вв. служат многочисленные остатки поздних подклетов. В углистом заполнении этих полуземляночных сооружений наблюдалось скопление темно-серой дымчатой керамики, битой посуды, обожженных камней, мелкоформатного и брускового кирпича — “пальчатки”. Тёмные пятна подклетов выделялись на фоне светлосерой и светло-желтой материковой супеси. Многие из них были прорезаны более поздними траншеями и фундаментами современных строений. Максимальная мощность древнерусского слоя свыше 0,5 м отмечена в непосредственной близости от правого борта лога Катальный Ров. К югу, у реконструируемого здания по ул. Пролетарской 15, мощность слоя уменьшается до 0,35 м, с последующей тенденцией к сокращению.

Для уточнения юго-западной границы Кагального посада в XI— XII вв. была выполнена фрагментарная зачистка от ручья Гомеюк до ул.Гагарина. Против центрального фасада здания Комитета государственного контроля удалось уловить контуры зольного пятна длиной 3 м (Рис.1). Исследуемый участок траншеи, наиболее насыщенный керамикой, располагался в 1 м от кирпичной ограды ПКиО им. Луначарского. Стратиграфия объекта имела следующую картину:

1) Современный слой асфальта и мешанной темно-коричневой супеси с включением бутылочного стекла, фарфора, глины, редких фрагментов круговой керамики XI—XX вв., мощностью 0,7—0,75 м;

2) Слой тёмно-серой гумусированной супеси с включением древесного тлена, угля, обожженных камней, фрагментов круговой керамики XI—XII вв., мощностью 0,25—0,3 м;

3) Слой тёмно-серой углистой супеси с включением угля, обожжённых камней, фрагментов круговой керамики XI в., мощностью 0,22—0,35 м;

4) Слой серой пятнистой супеси с редким содержанием находок мощностью 0,18 м.

Значительная часть объекта (подклета) оказалась за пределами траншеи, тем не менее удалось исследовать его центр. Верхнее заполнение было потревожено позднейшими перекопами. На глубине 1—1,1 м (от современной поверхности) проявились контуры ямы, углубленной в материк. Общая длина ямы составляет 2,2 м. При дальнейшей выборке заполнения она разделилась на две части. Материковая поверхность юго-западной части, расчищенная до глубины 1,25 м была прокалена вследствии долговременного воздействия огня. К северо-восточной стене примыкала яма диаметром 1,5 м. Исследованный объект, вероятно, служил погребом наземной постройки, сгоревшей в XI в.

В процессе разборки нижнего заполнения объекта были получены многочисленные материалы. Интерес вызывает находка железной пики с узким четырехгранным ромбическим лезвием (Рис.2:1). Длина предмета составляет 15 см, диаметр втулки — 2 см. Подобный вид оружия известен с X в., когда широкое распространение получает защитное вооружение в районах близких к степи. Здесь же найдены два железных гвоздя с широкой шляпкой и узкий стержень (Рис. 2:2—4). В погребе на глубине 1,3 м найден фрагмент пластинчатого стеклянного браслета (Рис. 2:5). Фиолетовый браслет со следами золочения на внешней поверхности, орнаментирован в восточном стиле. Эти крайне редкие украшения могли импортироваться из Византии в XI—XII вв. В настоящее время это первая находка подобного рода на западных рубежах Черниговского княжества. Изделия из глины представлены фрагментом разбитого светильника с рельефным декором на внешней поверхности (Рис. 2:6). В постройке собрана большая коллекция круговой керамики XI в. Вся посуда изготовлена на гончарном круге ленточным способом. Для этих изделий характерно хорошо размешанное тесто с добавкой крупнозернистого песка. После качественного обжига, поверхность горшков приобрела различные оттенки красного, серого и черного цветов. Для всей группы применен единый технологический способ формовки. Венчик вместе с шейкой оттянут наружу под углом 40-50°. Завернутый, слегка заостренный край венчика оформлен в виде манжета. За редким исключением посуда не орнаментирована. В одном случае венчик содержит следы насечек по краю и волнистый орнамент на плечике. Диаметр графически реконструируемых верхних частей сосудов колеблется от 13 до 28 см: На отдельных донцах сохранились следы гончарных клейм. Реконструкция одного из них представляет собой две вписанные окружности, второе клеимо — в форме креста (Рис. 3:10. 11). Хронологически весь керамический комплекс датируется в рамках середины-второй половины XI в.

Проведённые наблюдения позволили проследить топографические условия залегания средневековых отложений вдоль ул. Пролетарской. Подтверждается факт соподчинения исторического развития застройки города и овражно-балочной сети. По наличию объектов, расположенных на удалённом от р. Гомеюк участке, можно сделать вывод, что южная и западная граница Кагального посада в XI—XII вв. со. ответствовала современным абсолютным отметкам — 139-140 м, т.е. проходила вдоль улиц Гагарина и Спартака в северо-северо-западном направлении.

Выводы, полученные при археологических наблюдениях за траншеями в значительной степени дополняются материалами из охранного раскопа: под фундамент пристройки реконструируемого здания Комитета госконтроля. Граница раскопа проходила по внутреннему периметру двора, параллельно боковому фасаду здания. Раскоп имеет форму неправильной многоугольной траншеи длиной 16 м, общая площадь которой составила 48 кв. м и ориентирован по линии Ю-В-С-3. Балласт оказался довольно значительным и его мощность достигала 0,75 м от уровня современной поверхности. После выборки балласта, датированного в пределах XIX—XX вв., обнажился тёмно-серый, местами серый пятнистый слой. Несмотря на свою относительную однородность, он был сильно переотложен и испорчен многочисленными перекопами, о чём дают наглядное представление профили раскопа (Рис.4). Наиболее крупный перекоп располагался в центре и проходил вдоль юго-западного борта. Его размеры 11,8×3,1 м. Котлован перекопа был врезан в материк на глубину более 2,5 м. В его заполнении выявлены многочисленные изделия из стекла, фарфора, фаянса, железа, бронзы и глины, которые относятся к концу XIX — началу XX вв. На дне перекопа собрано большое количество аптечной посуды. На отдельных экземплярах отчетливо прослеживаются даты (наиболее ранняя — 1891 г.) и клейма фирм изготовителей: фабрики “Брокар”, а также питьевые бутылки из г. Карлсбада и пр. На одном из флаконов сохранилась пластмассовая крышка с надписью “Аптека А. И. Кагана Гомель”.

Перекопы XIX—XX вв. существенно нарушили стратиграфическую чистоту раскопа. Ими уничтожено более половины древнерусского культурного слоя. Здесь не удалось выявить каких-либо следов объектов XIV-XVIII вв. Слабая насыщенность остатками материальной культуры этого периода объясняется удалённостью участка от центра города, располагавшегося в эти столетия в центральной части современной парковой зоны.4

При выборке пласта тёмно-серой супеси, местами на глубине 0,6—0,7 м проявились очертания серого пятнистого слоя древнерусского времени, в составе которого были открыты остатки плохо сохранившихся сооружений. Объекты располагались вдоль непотревоженного северо-восточного борта раскопа.

Постройка №1 открыта в кв. 1—2,7—9. Заполнение состояло из тёмно-серой гумусированной супеси, насыщенной многочисленными вкраплениями золы и обожжённой глины. Северо-восточная часть постройки находилась вне пределов раскопа, а южная и юго-восточная срезана перекопом. Это не позволило определить её размеры и ориентировку. При расчистке заполнения, почти в центре постройки, обнаружен очаг диаметром 0,5—0,55 м и толщиной 0,1 м, который состоял из кусков обожженной глины, смешанной с редкими камнями и костями животных. Под очагом находилась яма округлой в плане формы диаметром 1,43—1,65 м и глубиной 0,5 м от уровня древней поверхности. Её заполнение представлено бедным и невыразительным вещевым комплексом. Основными находками являются части стенок от круговых сосудов, мелкие фрагменты обожжённой печины и несколько костей домашних животных. На дне постройки зафиксированы следы ещё двух ям. Яма №1 вскрыта в кв. 1—2,7. Она имела почти овальную в плане форму размером до 3,3 м и глубиной 0,22—0,6 м от уровня древней поверхности. В яме найден железный стержень с круглым в разрезе сечением. Яма №3 расположена у северо-восточного борта в кв. 8. Значительная её часть оказалась за пределами раскопа. В её заполнении найдены мелкие фрагменты круговой керамики и костей животных. Пол постройки обозначился по максимальному числу находок (0,9—1,3 м от совр. поверхности) и плотной структуре тёмно-серой интенсивно гумусированной супеси.

Заполнение постройки дало разнообразную коллекцию предметов бытового назначения. Среди датирующих находок отметим: бронзовую подковообразную фибулу с воронковидными головками в виде усеченной пирамиды и ромбическим поперечным сечением рамки Х-XI вв.5 (Рис. 5:1), а также железную фибулу со спирально загнутыми концами, в верхней части которой нанесен рельефный отпечаток мужской головы с длинной бородой (Рис. 5:2). Аналогичная фибула найдена на селище близ д. Нисимковичи.6 К числу узкодатированных предметов можно отнести и целый ряд других находок: лировидную медную пряжку с сохранившимися следами золочения; обломок витого связанного браслета, состоящего из трёх жил бронзового дрота; бронзовую однобусинную серёжку с зернью и петелькой на конце (Рис. 5:3, 4, 6). Коллекция из стекла представлена цилиндрической ребристой бусиной с зелёным отливом и фрагментом крученого браслета синего цвета (Рис. 5:5). Интересна находка биконического пряслица из чёрного шифера (Рис. 5:9). Здесь же обнаружены четыре ножика различных размеров и кресало (Рис. 5:10, 12; 6:1, 3, 4). Среди других находок следует отметить свинцовую заготовку для печати (Рис. 5:7). В постройке выявлено большое количество круговой керамики (Рис. 7:1—16, 23). Хронологически весь керамический комплекс датируется, скорее всего, в рамках первой половины XI в. Сосуды сформированы на ручном гончарном круге. Стилистически прослежен единый линейно-волнистый орнаментальный мотив. В некоторых случаях по краю венчика нанесены насечки. Диаметр верхних частей сосудов колеблется от 13 до 30 см. Наиболее распространенный диаметр 13—16 см. Интересны крайне редкие для Гомельского Посожья формы сосудов с вертикальным венчиком “волынцевского” типа (Рис.7:11, 12). О едином технологическом способе формовки свидетельствует сравнительно высокий процент горшков, на днищах которых нанесены гончарные клейма (Рис.8:1—7). Доминируют круглые клейма, состоящие из одной или двух соединяющихся концентрических окружностей. Одно клеймо может быть отнесено к княжескому знаку Рюриковичей. Оно представлено в виде двузубца с изогнутой левой мачтой и двумя отростками с правой. Нижний отросток повернут не наружу, а вовнутрь рамки (Рис. 8:7). В целом, материалы позволяют датировать постройку первой половиной XI в.

Постройка №2, точнее её остатки, открыты в кв. 12. На уровне материка был обнаружен небольшой участок северной стены и угла полуземляночного сооружения, практически полностью уничтоженного перекопом. Сохранился лишь незначительный отрезок заполнения подклета шириной до 0,4 м. Можно предположить, что скопление круговой керамики, выявленное в кв. 5, пробитом котлованом перекопа, относится к переотложенному заполнению постройки №2. Часть северной и восточной материковой стены подклета прорезает яма №10 в кв. 11—12. Котлован постройки был врезан в материк на глубину 0,6 м от уровня древней поверхности и ориентирован по сторонам света. При выборке тёмно-серого золистого заполнения на дне подклета был найден фрагмент серебряного семилучевого височного кольца. Полученные материалы позволяют датировать постройку №2 серединой XII в.

Из объектов, выявленных в материке заслуживают внимания лишь те ямы, которые относятся к древнерусскому времени. Например, яма №7 вскрыта в кв. 10. Пятно ямы расчищено на уровне материка, а дно на глубине 1,35 м. В плане яма округлая, диаметром чуть больше 1 м. В яме №10 найдены многочисленные фрагменты круговой керамики XII—XIII вв., изделия из железа и пр. При реставрации удалось восстановить мисковидный сосуд и горшок (Рис. 8:8,9).

В результате охранных археологических исследований, проведенных отделом археологии Гомельского областного краеведческого музея в зоне строительства пристройки к зданию Комитета госконтроля, вскрыто и изучено 48 кв. м. площади культурного слоя Кагального Посада древнерусского Гомия. В ходе производства археологических работ в раскопе зафиксированы следы двух построек и 14 разнообразных объектов, относящихся к различным хронологическим периодам жизни древнего города. На основании вещественного материала, найденного в раскопе, можно говорить, что первый устойчивый этап заселения данного участка посада произошёл в первой половине XI в. Отсутствие достоверных послемонгольских комплексов, относящихся ко второй половине XIII—XVII вв., может свидетельствовать о кратковременности его существования, что вызвано изменением планировки города в это время. Последний факт подтверждает позднее возобновление жизни на территории Кагального посада в начале XVIII в.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Топонимы “Катальный” и “Спасский” исторически закрепились в XVIII— XIX вв. Их использование позволит разграничить весьма условное понятие “южный” посад, что соответствует сложившемуся ещё в ледниковый период рельефу местности, общие очертания которого сохранились до наших дней.
2. Кабишев С.В. Исследования на Гомельском посаде в 1990 г.//Гомельщина: археология, история, памятники. Тезисы 2-й Гомельской обл. научной конференции по историческому краеведению. — Гомель, 1991. — С. 49—52.
3. Система высот Балтийская.
4. Макушнікаў А. А. Гісторьжа-тапаграфічны агляд гомельскага замка і месца XVI—XVIII ст.//Гомельшчына: старонкі мінулага. — Гомель, 1996. — 2 выпуск. — С. 10—18.
5. Соловьева Г.Ф. Славянские курганы у с. Ботвиновка Гомельской области.//КСИА. – М„ 1982. – № 171. – С. 75-80.
6. Богомольников В. В., Макушников О. А. Археологические памятники Гомельщины. — Мн., 1988.

ШТЕМЕНКО А. И. – ст. научный сотрудник отдела археологии музея
Краеведческие записки (к 80-летию Гомельского областного краеведческого музея) / Гомельский обл. краевед, музей. – Гомель, 2000


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика