На пути к Октябрю: одна из интереснейших страниц истории Гомеля

На пути к Октябрю: одна из интереснейших страниц истории Гомеля

. Раздел 2017 127 0

Деятельность органов городского самоуправления Гомеля в 1917 году накануне и после Великой Октябрьской революции и поныне остаётся малоисследованной темой.

Между тем это была одна из интереснейших страниц истории нашего областного центра, которую перед корреспондентом «ГВ» раскрыл автор документального фильма о гомельском самоуправлении, журналист, 20 лет занимающийся вопросами истории родного города, Олег НЕСТЕРОВ.

Пять большевиков

Городское самоуправление в Гомеле до 1917-го года не отображало интересов всего населения, потому что формировалось на основе сословного, имущественного, национального или другого ценза.

– В городскую думу могли избираться, например, представители дворянства, купечества, домовладельцы, которые имели что-то, как говорится, за душой, – поясняет Олег Нестеров. – 98 же процентов жителей Гомеля были наёмными работниками и, кроме собственной хаты с огородом, грубо говоря, у них ничего не было. В итоге в выборах принимало участие около одного процента населения. Только после победы Февральской революции Временное правительство отменило эти ограничения и
2 июля 1917 года в нашем городе впервые состоялись демократические и свободные выборы в городскую думу на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования.

В них участвовали представители более 20 партий и группировок, объединённых в 16 списков. Всего был избран 101 депутат городской думы, в том числе от объединённого социалистического блока – 48 депутатов (социал-демократы, эсеры, бунд, Польское социалистическое объединение), еврейского социалистического блока – 12, сионистов – 7, списка № 11 (возможно, кадеты) – 7, большевиков – 5, союза учителей – 5, польского беспартийного блока – 4, еврейской национально-религиозной партии – 4, группы беспартийных депутатов – 2, из иных списков – 7. Такой состав думы определялся социальной структурой населения города, включавшей в себя ремесленников и мелких торговцев, а также его национальным составом.

Звучало у нас Кагановича слово

– Большевики не являлись движущей силой в Гомеле, которая могла бы повести за собой людей, – подчёркивает Олег Нестеров. – Основная масса граждан шла за меньшевиками и эсерами. Всё потому, что их методы агитации отличались в лучшую сторону от большевиков. Когда известный революционер Лазарь Каганович приехал узнать, как проводится агитационная работа его соратниками, то оказалось, что кроме расклейки листовок на заборах и столбах большевики ничего не предпринимали. Но дело в том, что многие жители Гомеля в те годы не могли читать и писать. 100-процентой грамотности не было. Понимая это, меньшевики, эсеры и бундовцы шли в массы и агитировали словом. На улице Кузнечной (ныне Интернациональная) находилась рабочая биржа — место политических сходок. И здесь ораторы популярных партий блистали красноречием. Оценив обстановку, Каганович сказал большевикам примерно следующее: «Хватит писать листовки, идите в народ, учитесь разговаривать с людьми». И сам подал пример, так как был хорошим оратором. Слова Лазаря Кагановича, как вспоминали его современники, доходили до ума и сердца каждого человека. «Звучало у нас Кагановича слово./ Он в Гомеле партию нашу растил./ Рабочие Витебска помнят Ежова,/ Отдавшего много для партии сил». (Из послания Сталину от имени белорусского народа в 30-е годы ХХ века).

К тому же Лазарь Каганович был, как говорится, своим человеком для горожан, которые более чем на 50 процентов являлись евреями. В общем, ему доверяли.

Заседали в Театре искусств

О деятельности же городской думы в те судьбоносные месяцы мы можем судить в основном по её протоколам.

– Первое заседание Гомельской городской думы состоялось 26 июля 1917 года в Театре искусств (ныне здание кинотеатра имени Калинина) в половине девятого вечера в присутствии 96 депутатов, – раскрывает подробности Олег Нестеров. – Его начал краткой приветственной речью городской голова Фёдор Матвеевич Фень-Раевский. Большинством голосов было сразу же решено, что должность председателя думы не оплачивается, но единогласно принято предложение управы о частичной оплате услуг секретаря в размере 1200 рублей в месяц. Председателем думы по предложению большинства был избран инженер, прапорщик Пётр Алексеевич Богданов (на снимке), впоследствии видный партийный и государственный деятель в СССР. Он выказал благодарность и надежду на постоянную поддержку и прочитал заявление гражданина Гомеля, некоего Шапиро, с предложением открыть подписку на построение народной гимназии имени Первой демократичной думы с приложением чека на 5000 рублей в качестве первого взноса, что нашло единодушное одобрение думы. Затем думу приветствовали от имени Гомельского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов его председатель и депутат, прапорщик Поликарп Николаевич Севрук и представители различных политических партий.

Позднее дума приняла постановление об избрании своего исполнительного органа управления из 7 человек: городской голова с окладом 6000 рублей в год и 6 членов (по 4800 рублей в год).

Экспроприаторы против спекулянтов

Городская дума являлась постоянным органом городского самоуправления и проводила заседания регулярно 1-3 раза в неделю. На них обсуждались насущные вопросы городской жизни, главным из которых было продовольствие. Вопрос этот сильно обострился в связи с Первой мировой войной, разрухой и усилился из-за скупки предметов первой необходимости спекулянтами. 16 августа 1917 года в резолюции о состоянии продовольственного вопроса в городе дума признала, что «коренное разрешение продовольственного вопроса тесно связано с разрешением вопроса об окончании войны». Тем не менее, стремясь облегчить положение, она наметила ряд мер по борьбе со скупкой предметов первой необходимости и спекуляцией. Так, устанавливался максимум запасов для каждого гражданина и криминальная ответственность за утаивание запасов свыше нормы, пищевому комитету давалось право реквизировать выявленные излишки. Контролировались все хлебопекарни, общественные столовые и чайные. Милиции было поручено принять строгие меры к скупщикам и спекулянтам.

– В прифронтовом Гомеле на территории нынешних площади Восстания, фабрики «Труд» и жилого массива улицы Портовой находился всероссийский пересыльно-распределительный пункт, куда привозили новобранцев. Из них комплектовали отряды и отправляли на фронт. Сюда же свозили и раненых для отправки в тыл. Чтобы прокормить большую массу народа, было налажено снабжение продовольствием, – отмечает Олег Нестеров. – По железной дороге город неплохо снабжался в сравнении с Москвой и Петроградом. С Украины шли хлеб, сахар, другие продукты. Этим, конечно же, не могли не воспользоваться всяческие спекулянты. Были даже случаи, когда вагоны с сахаром загоняли в Москву, что называется, мимо кассы.

На уровне городской легенды есть даже история о том, как один обходчик железнодорожных путей нашёл оставленный в тупике вагон с сахаром. Кто-то его там попросту забыл. Обходчик сообщил об этом своему товарищу, некоему Хавину, заседавшему, кстати, в городской думе. Друзья решили загнать сахар в Москву, а деньги поделить. Они прицепили вагон к железнодорожному составу и отправили в златоглавую. Там товар приняли, а денег не отдали. Кинули просто-напросто.
Случаи спекуляции привели к тому, что важное место в деятельности думы стала занимать борьба с преступностью. 27 сентября 1917 года в связи с участившимися грабежами вышло постановление о введении военной охраны города и поставлен вопрос о создании организации по безопасности граждан и о реформе милиции. А 25 октября городская дума приняла решения о закрытии публичных домов и разработке мер по борьбе с проституцией.

– В районе Базарной площади (ныне площадь Ленина) находились так называемые «беженские бараки», где обитали женщины лёгкого поведения. Публичные дома работали также в районе Свистка (улицы Садовая, Артёма, Карла Маркса, Сожская), – добавляет Олег Нестеров. – Они-то и были закрыты.

Запоздавшая революция

– Если в Петрограде и Москве в период 7-15 ноября (25 октября-2 ноября по старому стилю) после Октябрьской революции установилась советская власть, то в Гомеле советы были, но советской власти не было, – подчёркивает Олег Нестеров. – Дело в том, что в Гомеле действовали два параллельных органа местной власти: городская дума и Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, который работал с марта 1917-го года. Но ни в думе, ни в Совете большевики не имели большинства. К тому же в первые дни Октябрьской революции о реальных событиях в Петрограде и Москве гомельчане не имели ни малейшего представления: большевики ли победили или же Временному правительству удалось удержать власть – всю информацию из столиц блокировала Могилёвская Ставка Верховного Главнокомандующего. Телефонной и телеграфной связи не было. Поэтому представителям различных партий на заседаниях думы и Совета оставалось только дискутировать. Жаркими дебатами представителей различных партий все споры и заканчивались, не перерастая в открытое противостояние с оружием в руках. Город жил обычной жизнью. Но даже когда стало окончательно ясно, что в Петрограде большевики победили, Гомельский Совет рабоче-крестьянских и солдатских депутатов приветствовал этот большевистский переворот не сразу, поскольку в гомельском Совете продолжались дискуссии по вопросу «признавать или не признавать». Споры эти продолжались до 21-го ноября, когда гомельским большевикам наконец удалось склонить на свою сторону большинство Совета.

Советы не смогли сразу принять на себя всё руководство местным хозяйством, поэтому городская дума продолжала работать. Она просуществовала в качестве органа местного самоуправления до конца 1918-го года, пережив немецкую оккупацию Гомеля.

Подводя итог, можно отметить, что вторая половина 1917 года была временем становления в Гомеле принципиально новых органов городского самоуправления – Советов рабоче-крестьянских и солдатских депутатов и впервые демократически избранной городской думы. Каждый житель даже в условиях Первой мировой войны смог почувствовать на себе итоги деятельности этих органов местного самоуправления: значительно облегчилось положение с продовольствием, топливом, улучшилась безопасность граждан, были обеспечены права национальных меньшинств, принимались меры по реформированию всей культурной жизни города, в том числе просвещения. Но это были только первые шаги.

Чернявский Дмитрий, фото: автора, Гомельские ведомости

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика