Оборона Гомеля в объективе 41-го

Оборона Гомеля в объективе 41-го

. Раздел 2016 1468 0

Уникальные кадры очевидца тех страшных событий.

«С лейкой и блокнотом, а то и с пулемётом, сквозь огонь и стужу мы прошли», – эти слова из песни военных корреспондентов всецело можно отнести к гвардии полковнику и фотолюбителю Николаю Кирюшкину, который, будучи помощником начальника оперативного отдела 21-й армии Центрального фронта, принимал участие в обороне Гомеля, начиная с первых дней Великой Отечественной войны. «Найти время, место для съёмки – дело не такое лёгкое, да ещё в 1941 году. Неудивительно, что проявить эти плёнки пришлось только в 45-м, – писал позже Николай Васильевич.

oborona-gomelya-v-obektive2

– К тому же во время боёв большое количество заснятой плёнки погибло». Но и по тому, что дошло до нас спустя 75 лет, можно судить, насколько упорно обороняли бойцы Красной Армии и гомельчане наш родной город. Впервые в нашей газете публикуются уникальные кадры очевидца тех страшных событий.

Готовясь к обороне

В Гомель редкие фотографии попали в 1969 году после переписки Николая Кирюшкина с сотрудником Гомельского областного краеведческого музея Иваном Копотем. Из этих писем также можно узнать, что Николай Васильевич родился в 1913 году в Донецкой области Украинской ССР. В 1931 году окончил Харьковский автотранспортный техникум имени Серго Орджоникидзе, затем автодорожный институт. В 1933 году его призвали в ряды Красной Армии для пополнения офицерского состава кадрами с высшим образованием. К 1941 году Николай Васильевич завершил обучение в Военной академии имени М. В. Фрунзе и до начала Великой Отечественной войны работал заместителем оперативного отдела Приволжского военного округа в Куйбышеве. С этой должности 18 июля и попал в Гомель для участия в его обороне.

– На мою долю выпало «счастье» участвовать в боях за город Гомель, – писал полковник. – Помню, как, начиная с 7 мая 1941 года, в штабе Приволжского военного округа готовились к осуществлению больших западных манёвров, которые должны были проходить с 10 по 30 мая. А 15 мая по заданию военного совета округа пришлось поднимать все части по тревоге с тем, чтобы они по железной дороге разгрузились в районе Гомеля-Чернигова и вышли на рубежи согласно заданию по линии:

Березина, Свислочь, Осиповичи, Старые Дороги, Мозырь. За два дня до начала войны стали прибывать эшелоны и разгружаться на железнодорожных станциях Гомеля и Чернигова. Мне пришлось принимать части в Гомеле. Одновременно по договорённости с председателем горсовета условились штаб Центрального фронта разместить во Дворце пионеров (ныне дворец Румянцевых и Паскевичей). 23 июня 1941 года прибыли полностью части из Саратова во главе с командиром 63-го стрелкового корпуса Леонидом Петровским. Впоследствии пришлось его как командира и товарища похоронить в деревне Старая Рудня восточнее города Жлобин. Григорий Иванович геройски погиб 17 августа при прорыве из окружения.

Так сложились боевые действия до подхода к Гомелю. В первой половине сентября 1941 года, будучи на должности командира 583-го артиллерийского полка, вёл бои за город, в частности, на подступах к стеклозаводу.

Фотодокументы свидетельствуют…

– Мне тяжело восстановить всю цепь событий 1941-го года, – писал в письме сотрудникам краеведческого музея Николай Кирюшкин. – Судьба большинства штабных документов неизвестна. Они погибли, когда все части Юго-Западного фронта попали в окружение. В Москве остались лишь донесения, отправленные телеграфным способом. Архивные материалы, карты, которые успели отослать до окружения, – единичны. Поэтому описания действий наших войск в 1941 году носят поверхностный характер, а детали тех событий не освещались в полной мере и их надо собирать у оставшихся в живых бойцов. К большому сожалению, участников обороны Гомеля из числа офицеров осталось очень мало. Судьба бывшего командующего 21-й армией Героя Советского Союза Василия Гордова печальна. Он был репрессирован в 1947 году и расстрелян. Мне же особенно запомнилось, как в августе 1941 года в деревне Радуга недалеко от Ветки немцы сожгли небольшой госпиталь, где находились 12 наших раненых бойцов.

Далее к письму прилагались фотоснимки с пояснениями:

– В день страшной бомбардировки Гомеля 5 августа 1941 года мне пришлось проезжать из штаба 21-й армии на боевое задание. В 15 метрах от нас разорвалась зажигательная бомба в районе площади Ленина напротив парка культуры и отдыха имени А. В. Луначарского (ныне парк Гомельского дворцово-паркового ансамбля). Снимок был сделан мной с идущей автомашины.

oborona-gomelya-v-obektive3

Николай Васильевич рассказал, что немецкое командование не щадило бомб и снарядов в борьбе за Гомель. На очередном фото заснят момент разрыва в воде 5-тонной авиабомбы, сброшенной с «Юнкерса» по залёгшей пехоте у реки Уза рядом с посёлком Урицкое.

oborona-gomelya-v-obektive4

Но не только наши бойцы подвергались ударам противника. Вот кадр, где бойцы частей 121-й и 55-й артиллерийских дивизий осматривают на окраине города трофейное орудие, оставшееся после боёв с передовыми частями гитлеровцев, которые стремились сходу овладеть Новобелицей.

oborona-gomelya-v-obektive5

А 17 августа Николай Кирюшкин запечатлел, как наша 3-я рота 8-й артиллерийской бригады совместно с 5-м истребительным батальоном контратаковала противника в районе Ветки.

oborona-gomelya-v-obektive6

Показывает фотограф и панораму переднего края нашей обороны севернее Костюковки. На переднем плане огонь по немцам ведёт артиллерийское подразделение 8-й пулемётно-артиллерийской бригады. Также на одной из фотографий августа 1941 года заметно, как артиллеристы ведут огонь по колонне немецкой мотопехоты на шоссейной дороге Гомель-Довск. Мы не стали публиковать данные фото, так как далёкие силуэты автотранспорта едва угадываются.

Фотоматериалы свидетельствовали и о степени разрушения нашего города. Так, например, 75 лет назад утром 8 августа после массового налёта авиации противника выглядела улица К. Маркса.

oborona-gomelya-v-obektive1

А в этом полуразрушенном здании в районе железнодорожной станции засекли диверсанта с радиостанцией, передававшей сигналы противнику.

oborona-gomelya-v-obektive7

– Части 61-й стрелковой дивизии уничтожили это гнездо врага 122-миллимитровыми гаубицами, – поясняет Николай Кирюшкин и, характеризуя в письме следующий снимок убитого фашиста, который мы не можем опубликовать по этическим соображениям, добавляет. – Шпион-диверсант из подразделения «Надхил», по признанию его самого, был заброшен для подачи световых ракетных сигналов при бомбардировке Гомеля 15 августа 1941 года. В двенадцать часов ночи благодаря его действиям в городе были произведены самые большие разрушения. 16 августа решением военного трибунала этот диверсант был расстрелян в районе окопов парка культуры и отдыха имени А. В. Луначарского. Позывной шпиона был «Штурм – 376».

В заключение хочется сказать, что гвардии полковник Николай Кирюшкин спустя несколько лет принимал участие в разработке плана по взятию Гомеля в 1943 году и руководил действиями артиллерии. Он запечатлел на фотокамеру и этот эпизод войны. Но это уже другая история…

Чернявский Дмитрий, фото из фондов музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, Гомельские ведомости

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика