Энтузиасты гомельского исторического клуба восстанавливают раритетную технику и снимаются в кино

Энтузиасты гомельского исторического клуба восстанавливают раритетную технику и снимаются в кино

. Раздел 2015 706 0

На международном фестивале «Сла­вянское единство-2015» в Лоеве все­общее внимание привлекала экспозиция раритетной авто- и мототехники.

Бело­снежный «ЗиМ», «Опель Адмирал», грузовик УралЗИС, военные мотоциклы фирмы БМВ и советский «Урал», эки­пированные ручными пулемётами, не­смотря на свой солидный возраст, смо­трелись так, будто только вчера сошли с конвейера.

Львиная доля представленной на вы­ставке техники принадлежит членам военно-исторического клубного объе­динения «Честь мундира». Это круп­нейшая в нашей стране организация подобного рода. В ней состоит поряд­ка 80 коллекционеров-энтузиастов со всей Беларуси, увлекающихся военной реконструкцией.

Официально «Честь мундира» заре­гистрировали шесть лет назад при со­действии Гомельского горисполкома. Однако история объединения началась намного раньше. У его истоков сто­ял нынешний руководитель Владимир Колот. Он охотно согласился расска­зать нашему еженедельнику, как рекон­структоры по крупицам собирают исто­рию и с какими трудностями при этом сталкиваются.

Мотоцикл по винтику, форму по пуговке

Сегодня «Честь мундира» реконстру­ирует сразу несколько военных подраз­делений. Времени первой мировой вой­ны — 160-й пехотный Абхазский полк и 92-й Брауншвейгский полк немецкой армии. Второй мировой — 17-й пехот­ный полк 31-й пехотной дивизии вер­махта, 63-й стрелковый корпус до 1941 года и 37-ю гвардейскую Стрелковую дивизию РККА до 1943 года, парти­занский отряд «Большевик», 83-й полк стрелков полесских имени Ромуальда Ругутта и 1-ю Польскую пехотную ди­визию имени Тадеуша Костюшко.

— У большинства членов объедине­ния имеется несколько различных ком­плектов военной формы. Так что мо­жем представлять воинские подразде­ления различных эпох и сторон кон­фликта. Всех их объединяет общая черта — история каждого так или ина­че связана с Гомелем. Например, Аб­хазский полк хоть и был сформирован за пределами Беларуси, но долгое вре­мя размещался в нашем городе и ряды свои пополнял за счёт мужчин из чис­ла местного населения, — для Владими­ра необычное хобби началось в начале 2000-х с одного-единственного костю­ма и поездки в Питер, который рекон­структоры считают своей Меккой. Се­верная столица всегда славилась береж­ным отношением к истории. Клубы ре­конструкторов там существовали ещё в 70-е годы прошлого столетия.

Постепенно новое увлечение полно­стью захватило Владимира Колота. Вме­сте с друзьями-единомышленниками он скрупулезно собирал информацию о форме различных военных подразде­лений. В пока незарегистрированном официально клубе появилась техника.

Первый раритетный мотоцикл Влади­миру подарили. Это был ИЖ-49 1952 года выпуска. Несмотря на то что мото­цикл с момента своего приобретения и до 2010 года находился в одних руках, он всё равно требовал ремонта.

— Ещё недавно старая авто- и мото­техника ржавела в гаражах, её даже сда­вали на металлолом… Сейчас у частных владельцев раритетов практически не осталось. Очень многое было продано в Россию или за рубеж, — с некоторым сожалением об упущенных возможно­стях говорит коллекционер. Сейчас в его автопарке насчитывается 8 отре­ставрированных мотоциклов, несколь­ко машин и велосипедов.

Для реконструкторов аутентичность — главный критерий. В идеале в рари­тетном мотоцикле или авто должны сто­ять только родные и в рабочем состоянии детали. Но выдержать этот принцип по­лучается не всегда. Многие детали при­ходится покупать с аукционов или делать самим. Родные шины для раритетных мотоциклов, например, уже практически невозможно достать. Даже если байк всё время простоял в гараже, с виду целые покрышки всё равно не пригодны для ез­ды. С годами корд внутри них сгнивает. Новые колёса для раритетной мототех­ники выпускают в США. В среднем на реконструкцию одной единицы техни­ки уходит 2-3 месяца.

— Реставрация помогает лучше узнать историю своей страны, — го­ворит руководитель клубного объеди­нения. — Наверняка не многие знают, что практически все военные и после­военные советские мотоциклы имеют немецкие корни. Перед началом Вели­кой Отечественной в Советском Союзе практически не выпускалась качествен­ная мототехника. А армии нужен был тяжёлый мотоцикл. Поэтому в Шве­ции анонимно закупили пять немец­ких BMW R71, которые отлично зареко­мендовали себя в вермахте. Советским конструкторам поставили задачу сде­лать точную копию. С весны 1941 года близнеца BMW R71 начали выпускать на Московском мотоциклетном заводе под маркой М-72. Этот тяжёлый совет­ский мотоцикл имел долгую жизнь. Вы­пускался с 1941 по 1960 годы. Первона­чально предназначался исключитель­но для военных нужд и до середины 50-х в свободную продажу не поступал.

На выставке в Ло­еве BMW R71 и М-72 стояли рядом. Посети­тели экспозиции без труда могли сравнить два мотоцикла и убе­диться в том, насколь­ко они похожи.

— Советские кон­структоры настоль­ко точно скопирова­ли «немца», что дета­ли от него подходят к «Уралу», а при ре­ставрации R-71 мож­но использовать зап­части от М-72. Мото­циклы «Киев», «Мо­сква», «Минск» тоже имеют немецкие кор­ни. После войны про­изводство советской мототехники органи­зовывали на базе тро­фейных технологий. Так, например, «до­нором» для советско­го автопрома в своё время стал известный немецкий завод DRW, — об истории рари­тетной техники Вла­димир может расска­зывать часами, но реставрация двух и четырёхколёсных машин — лишь вер­шина айсберга в работе клубного объе­динения «Честь мундира».

Цена вопроса

Занимаются реконтсрукторы и вос­созданием военной формы прошлых лет. Требования к экипировке строгие. На официальном сайте клубного объе­динения есть перечень вещей, которые должны быть в комплекте той или иной формы. В среднем обмундирование сол­дата РККА обойдётся в 700 долларов, солдата вермахта — 1100-1200. И это без стоимости макетов оружия!

— Всё потому, что экипировка не­мецких солдат была качественнее и, соответственно, дороже, — объясняет Владимир. — Реконструкторы готовы платить за своё увлечение такие день­ги, при этом не делают культ из вещей. Мы регулярно совершаем полевые вы­ходы. В полном обмундировании идём дорогой, по которой двигалось то или иное военное подразделение. Иногда приходится и по болотам пробираться… Форма при этом, конечно, портится, но зато приобретает аутентичность. К то­му же подобные мероприятия — луч­ший способ прочувствовать историю на себе. Сравнив в полевых условиях обмундирование красноармейца и сол­дата вермахта, понимаешь, что немцам отступать было сложнее. Слишком мно­го вещей, пусть и качественных, обеспе­чивающих комфорт в боевых условиях, приходилось тащить на себе, — делится впечатлениями Владимир и тут же вспо­минает, как однажды на привале поле­вого выхода к участникам мероприятия подошёл дедушка.

— Хлопцы, а я помню, как фашисты отступали вот точно так же, как вы… по этой самой дороге, — обратился к парням, переодетым в немецкую фор­му, очевидец давних событий. Для ре­конструкторов это было лучшей похва­лой. Значит, изучение исторических документов и учебников, кропотливая работа над комплектацией формы не прошли даром.

— Мы ни в коем случае не пропаган­дируем вермахт. Просто хотим сохра­нить историю. При этом есть одно обя­зательное условие — Красная Армия в наших постановках всегда побеждает, — утверждает Владимир.

Одеть Бондарчука

В последние годы тема мировых войн стала популярной. Всё больше людей приходят в исторические клу­бы. Наконец, организаторы различных фестивалей и праздников начинают по­нимать, что работа таких организаций должна оплачиваться или хоть как-то поощряться, потому что в своё увлече­ние люди вкладывают немалые день­ги. Гомельский горисполком, напри­мер, клубу «Честь мундира» выделил несколько боксов для хранения техни­ки. Компенсировать денежные издерж­ки объединению удаётся за счёт участия в съёмках документального и игрового кино. На счету гомельских реконструк­торов десятки разных фильмов. Вот наиболее известные: «В июне 41-го», «Сталинград», «Пять невест», «Поп», «Охота на гауляйтера».

— Если вы хотите снять качествен­ный исторический фильм, нужно обя­зательно приглашать реконструкторов, — убеждён Владимир Колот. — У со­ветских киностудий были все необходи­мые военные реквизиты и техника, но после распада СССР ситуация измени­лась. Теперь найти нужные автомоби­ли, мотоциклы и даже боевую техни­ку зачастую можно только в историче­ских клубах. Они гарантируют досто­верность своего реквизита.

— В документальном фильме «Пер­вая мировая. Самоубийство Европы» Фёдор Бондарчук сыграл русского офи­цера. Форму известному режиссёру и актёру предоставили мы, — к докумен­талистике у Владимира Колота особое отношение. Два года подряд фильмы, в работе над которыми принимали уча­стие энтузиасты из объединения «Честь мундира», получают престижную на­граду «Телевершина». Так, в 2015 го­ду проект «Испытание. Кровь вермах­та», снятый Белтелерадиокомпанией и телекомпанией «ВоенТВ», победил в номинации «Лучший документаль­ный фильм».

В современных фильмах реконструк­торы замечают множество неточностей и ляпов.

— Я как-то подсказал режиссёру, что в его фильме эсэсовцы ходят в чёрной форме. Хотя с 1939 года они носили се­рую, а в чёрной служили немецкие по­лицейские, — рассказывает Владимир Колот. — В ответ услышал: «Я снимаю кино для домохозяек. Фашисты в чёр­ной форме страшнее выглядят». Твор­ческий подход — это хорошо, но в сво­ей работе на первое место мы всё-таки ставим историческую достоверность и уважение к истории.

Михаил Шевелев, фото автора и из архива клуба «Честь мундира», «Советский район»

entuziasty-gomelskogo-istoricheskogo-kluba2entuziasty-gomelskogo-istoricheskogo-kluba3 entuziasty-gomelskogo-istoricheskogo-kluba4

Метки:

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика