От Первой земской до Первой Советской

. Раздел 2015 731 0

По «Схематическому плану гор. Гомеля с пригородом за линией железной дороги и предместьем Новобелица», составленному в 1913 году Г. Ханиным и А. Месиным-Поляковым, можно составить представление о том, каким был наш город сто лет назад.

Среди учреждений, предприятий, храмов, учебных заведений находим и объекты здравоохранения, прежде всего больницы: городскую на углу Александровской и Румянцевской улиц (сегодня Комсомольская и Советская) и земскую, размещенную на перекрестке Спасской и Полевой (современные Плеханова и Моисеенко). Больница Либаво-Роменской дороги занимала угол улиц Ирининской и Липовой (Пушкина). Федоро-Ирининская глазная лечебница находилась на перекрестке Замковой и Ирининской. Собственную больницу имела гомельская еврейская община, она размещалась над рекой Сож, в конце улицы Жандармской (сегодня — Парижской Коммуны). Городской приемный покой, оказывавший гомельчанам скорую медицинскую помощь, находился на углу улиц Замковой и Генеральской (Красноармейской). Большинство этих учреждений давно стерты с карты города, как и память гомельчан о них. За исключением бывшей земской больницы, которая не только сохраняет свое значение для Гомеля, но и является свидетелем значительных событий его истории начала ХХ века.

В развитии социальной инфраструктуры городов и уездов Российской империи, включая и здравоохранение, большую роль сыграли земства — выборные органы местного самоуправления, которые получили возможность привлекать к этой деятельности лучшие общественные силы, мобилизовать средства и усилия на решение наиболее актуальных проблем местного населения.

В центральных губерниях империи земства появились с 1864 года. Но в Беларуси первая попытка ввести земства была предпринята только через сорок лет — в 1903 году, когда в Витебской, Минской и Могилевской губерниях были разрешены не выборные, а назначаемые органы городского и уездного управления. Именно стараниями земского управления в Гомеле появились городская и земская больницы.

В 1912 году в Гомеле начали действовать выборные городская и земская думы и управы. Уже первый состав городского самоуправления был вынужден обратиться к проблеме медицинского обслуживания. Это диктовалось прежде всего ростом населения: к 1913-му оно достигло в Гомеле 104,5 тысячи человек, тогда как в губернском Могилеве — 69,7 тысячи. Число сельских жителей значительно превышало город­ское. Тогда в городе и уезде насчитывалось 46 врачей (все они имели университетское образование), из которых только двое находились на казенном содержании в Гомеле (городовой врач Адам Залесский и земский Георгий Рахманьков) и 11 — в уезде. Своих врачей имели местечки Уваровичи, Светиловичи, Ветка, Носовичи, села Тереховка, Чеботовичи, Поповка и Покоть. Остальные врачи были «вольнопрактикующими», т. е. вели частную практику в Гомеле, а также в Поддобрянке, Добруше и Ветке. Во всем врачебном сообществе уезда было только 5 женщин. Среди 30 гомельских докторов наибольшим авторитетом пользовались Абрам Брук, Наум Александров, Дмитрий Самойленко — они не только имели большую практику, но и заседали в городском медицинском обществе, а также являлись гласными (депутатами) городской и уездной дум.

Улучшение медицинского обслуживания органы самоуправления начали с расширения земской больницы, которая с 1903 года находилась в приспособленном наемном помещении. Она должна была стать основным стационаром не только для города, но и всего уезда. Тем более что с превращением уезда в прифронтовую зону население в Гомеле и в его округе увеличилось почти в два раза за счет тыловых войск, рабочих эвакуированных предприятий, беженцев и т. п.

Финансирование строительства шло за счет городского бюджета. Поддержку ему оказала Ирина Ивановна Паскевич, выделив участок под застройку из собственных владений, примыкавших к дворцовому парку. Проект здания был разработан известнейшим гомельским зодчим Станиславом Шабуневским. Постройка должна была не только соответствовать своему функциональному назначению на современном уровне, но и стать архитектурным украшением города — Шабуневский запланировал здание в наиболее популярном тогда стиле модерн.

Однако в осуществление задуманного вмешались исторические события. Начало Первой мировой войны заставило И. Паскевич и С. Шабуневского бросить все силы на окончание строившегося на средства княгини родильного дома на 100 коек, который было решено передать под военный госпиталь. В «Автобиографии арестованного С. Д. Шабуневского», написанной в 1937 г. в ГУЛАГе, есть упоминание: «С началом империалистической войны прекратилось строительство, и в 1915 году по моим проектам и под моим руководством построены были большие заразные госпиталя с полным техническо-санитарным оборудованием». В имении Паскевичей открывались лазареты, шили респираторы, на военные нужды были переданы два автомобиля. Койки для раненых отводились в построенных княгиней медицинских учреждениях: глазной лечебнице, здании приюта. Все лазареты были взяты под флаг Красного Креста, а расходы по их содержанию взяла на себя Ирина Ивановна. Экономический кризис, вызванный войной и усугубленный Февральской революцией, сделал строительство земской больницы еще более проблематичным. Сказались и некоторые иные обстоятельства. Однако городское самоуправление не оставляло вопроса, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в Национальной историческом архиве Беларуси. В «Журнале Гомельского уездного чрезвычайного Земского собрания сессии 1917 г. от 25 июня» читаем «Доклад 2. Об окончании постройки земской больницы в г. Гомеле»: «Подрядчик строительства больницы Мительман умер в феврале 1916 г. Договор о преемственности его подряда вдовой и сыном заключен только в июне. Тем временем цены возросли, в ноябре подрядчики прекратили выплаты рабочим и продолжение строительства, требуя новых выплат в соответствии с повышением цен. Разрешенная Чрезвычайным собранием земства в марте 1916 г. надбавка к финансированию строительства в 40% уже в июле 1916 не покрывала возросших цен.

29 января 1917 г. Управа постановила устранить подрядчиков и вести работы хозяйственным способом. В апреле работы велись хозяйственным способом с приглашением подрядчика и новых рабочих, закуплены кирпич, цемент. К настоящему времени постройка находится в следующей стадии: сделаны междуэтажные бетонные перекрытия, заготовлены ступени парадной и черной лестниц, застеклена большая часть окон, вставлены на двух верхних этажах двери, закончено центральное отопление, окрашены окна и двери, сделаны внутренние перегородки, оштукатурены почти все внутренние стены.

Остаются: укладка лестничных ступеней, половых плиток, окраска полов и стен в операционной, остекление нижнего этажа, парадные двери, побелка всех внутренних стен и потолков, водопровод и канализация. Полная стоимость всех работ, чтобы больница могла функционировать, — 257 338 руб. 06 коп.

Управа обращает внимание

1. На настоятельную нужду в новом помещении, в котором ощущалась острая нужда уже 3 — 4 года назад;

2. На непомерную дороговизну материалов и рабочих рук, дошедшую до 400 и выше % первоначальной сметной стоимости;

3. На крайнюю затруднительность указать тот срок, когда цены упадут до нормальных и можно будет достроить больницу при более терпимых с экономической стороны условиях.

Управа просит разрешить достроить больницу в таком виде, чтобы отложив некоторые работы до более подходящего времени, открыть в самом непродолжительном времени.

Собрание уполномочило управу войти в переговоры с Всероссийским Земским союзом в лице главы Главного Губернского комитета об ассигновании Гомельскому Земству безвозвратного пособия на достройку больницы в такое тяжелое для дела медицинской помощи раненым воинам и больному населению уезда или долгосрочного займа…

Обсуждение доклада:

Кирикос: постройка запоздала на 2 года. Сейчас положение трагическое в том плане, что нельзя сказать с уверен­ностью, что лучше — отложить или продолжать постройку. Относительно цифр доклада, то желательно, чтобы ревизионная комиссия тщательно вникла в эти цифры.

Д-р Самойленко говорит, что больница находится в наемном помещении, совершенно непригодном для этой цели и приходится отказывать больным. Заразного отделения совершенно нет. В родильном помещении можно поместить только 4 человек, изолированных комнат нет. Положение ужасное. Больницу кончать необходимо.

Кусенков находит, что больница не для уезда, а для города. Постройку следует отложить ввиду дороговизны.

Е. Е. Горовой просит собрание утвердить немедленное окончание постройки, т. к. неизвестно, когда эта постройка обойдется дешевле — теперь или через несколько лет.

Домбровский говорит, что откладывать постройку нельзя. Население уезда 400 000, а больницы нет. Если мы ассигновали 75 тыс. на выборы, то не будем скупы в этом вопросе. Кусенков говорит, что в деревнях и скудных больниц нет. Город не идет к нам навстречу, не желает нам помочь.

Певзнер разъясняет, что имущество больницы — это имущество земства, а город тут ни при чем.

Орел спрашивает, кто виновник того, что больница до сего времени не достроена.

Кирикос говорит, что подрядчик умер от разрыва сердца. Когда земство получило это наследство, оно только в начале июня заключило новый договор, дороже на 40% и, по мнению многих, это совсем не дорого. Орел удовлетворен разъяснениями. Кусенков настаивает, что продолжать постройку не следует. Доктор Самойленко говорит, что больница обслуживает главным образом нужды деревни. В связи с демобилизацией армии распространяются венерические болезни, надо спешить с постройкой.

Байдуков говорит, что на заре нового волостного земства, когда все перейдет к волости, больница в Гомеле нужна разве только Земской управе, а не населению уезда.

Е. Е. Горовой разъясняет, что каковы бы ни были больницы в волостях, в уезде все-таки нужна центральная образцовая больница.

Голосуется доклад о достройке больницы и принимается. Собранию докладывается доверенность Управы на заключение займа на окончании постройки больницы на 113 523 руб. 71 коп. Постановлено доверенность выдать. Иванов высказывает пожелание, чтобы Собрание установило срок окончания больницы. Член Управы В. К. Статкевич говорит, что больница будет закончена к 1 ноября 1917 г. Собрание приняло это заявление к сведению и постановило в случае неокончания постройки к указанному сроку, ответственность должна пасть на членов Управы, заведующего отделом».

Установленный срок строительства больницы был выполнен, о чем свидетельствует дата на фронтоне-картуше главного фасада — 1917.

Достроенная больница получила название Первой земской. В последние годы войны она также служила военным лазаретом. В послереволюционный период больница была переименована в Первую Советскую имени С. С. Комиссарова, а в 1921 году в связи со вспыхнувшей в Гомеле эпидемией тифа названа Первой Советской заразной. Потом вплоть до строительства новой областной больницы она функционировала как областная.

Валентина Лебедева, Татьяна Литвинова, Фото из фондов Гомельского Дворцово-Паркового Ансамбля, Гомельская праўда

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика