Мода на национальное

. Раздел 2014 671

Вы встречали на улицах людей в одеж­де с национальным орнаментом?

В столи­це Беларуси, по крайней мере, такая мода распространяется. Непонятно только, поче­му? То ли сложные политические события подталкивают белорусов к самоопределе­нию. То ли просто веяние моды. А недавно под Минском прошёл этнофестиваль, куда люди должны были приходить с элемента­ми национального костюма в одежде. Один из наших корреспондентов тоже не прочь носить такую вещицу, потому что это нео­бычно. Другой обвиняет приверженцев та­кой моды в этнографической безграмотно­сти и ратует тогда уж за достоверное произ­ведение национального костюма. А кто из вас готов надеть национальный костюм?

Александр Евсеенко: «Для меня национальный костюм — нечто сродни флагу и гимну. В которых нельзя ни цвета, ни слова переставить или выбросить»

Всего каких-то 20 с небольшим лет минуло с той поры, как распался Со­ветский Союз, а смотреть без возмущения на то, как российские (да и бело­русские) кинематографи­сты тщетно пытаются по­вторить моду тех времён, нельзя. Особенно ярко это проявляется в весьма фривольном воспроизве­дении формы военнослу­жащих якобы Советской Армии. Ни одному «деду» того периода не пришло бы в голову так уродовать строго регламентирован­ный уставом костюм, как сказали бы гражданские.

А уж о том, как совет­ских солдат представляли и представляют себе гол­ливудских дел мастера, и говорить не стоит. Быв­шие военнослужащие СА без смеха на эти образцы то ли вопиющей неком­петентности, то ли на­меренного уродства смо­треть не могут. И пусть бы себе, так ведь подоб­ный комично-нелепый и в то же время жестокий об­раз прочно вбивается в го­лову неискушённого зри­теля. Мы смеёмся, а мно­гие ведь именно такими и представляют себе бой­цов некогда непобедимой и легендарной армии.

Это я к тому, что ма­лейшее прикосновение к истории (далёкой или близкой — без разни­цы) должно быть трепет­ным, выверенным и точ­ным. Так, как это делают ребята из различных клу­бов исторической рекон­струкции. Не секрет, что практически собственно­ручно создавая костюмы различных эпох, деталям они уделяют наибольшее внимание. Разумеется, это требует титаническо­го труда, начиная от ко­пания в различных спра­вочниках и описаниях и заканчивая кропотливой работой над каждой дета­лью создаваемой одежды.

Подобная точность и историческая достовер­ность ещё в большей сте­пени должна быть при­суща национальному ко­стюму. Не знаю, как для кого, а для меня он — не­что сродни национально­му флагу и гимну. В кото­рых нельзя ни цвета, ни слова переставить или вы­бросить.

Вот смотрю на фото молодого парня в бер­цах, полувоенных брю­ках с накладными карма­нами и белорусской свит­ке. Чем-то он напомина­ет мне ряженого из чис­ла так называемых каза­ков. Многие из которых и к коню-то с какой стороны подходить не знают, зато гордо носят галифе с лам­пасами, советские гимна­стёрки и фуражки без пру­жин и ремешков. Да, ещё звания себе сами присваи­вают и кресты на грудь ве­шают. Убеждён, мало най­дётся людей, которые се­рьёзно к таким «казакам» относятся.

Вот и я не могу всерьёз относиться к тем, кто, не особо себя утруждая, пы­тается выставить напо­каз свой якобы патрио­тизм. Натянуть свитку, напялить на голову соло­менную шляпу ведь куда проще, чем попытаться действительно окунуть­ся в истоки националь­ной истории и культуры. Да даже по-белорусски за­говорить усилие требует­ся. А тут сходил на рынок, заплатил денежку, свит­ку нацепил — всё, патри­от готов.

К чему этот показной патриотизм приводит, хо­рошо видно на примере нынешней Украины. Та­кое впечатление, что на­род там помешался на национальной символи­ке. Дети все поголовно 1 сентября в вышиванках в школу пришли, Киев усердно в сине-жёлтые цвета перекрашивают, а воевать за своё пусть и не очень правое дело некому.

Вводя в моду так назы­ваемые элементы нацио- нального костюма, мы не­вольно идём по этому же пути. Ведь главное назна­чение этих исторических экскурсов, как я пони­маю, дать представление нынешнему поколению о том, как жили наши пред­ки. Повернуть молодёжь, что называется, лицом к истокам. Цель благая, спо­ру нет, но вот осущест­вление вызывает смут­ные сомнения в её дости­жении. Ведь изучать на­циональную историю и культуру по отдельным её элементам, это всё равно что знакомиться с лучши­ми произведениями клас­сической литературы по их отрывкам в школьной христоматии. Так когда- то марксизм-ленинизм в СССР изучали: не перво­источники штудировали, а набором вырванных из текстов цитат обходились. В результате в головах та­кая каша из догматов на вольной трактовке зава­ренная началась, что по­сле нескольких трагиче­ских десятилетий всё за­кончилось крахом.

Варится эта каша и сей­час. Я, конечно, не специ­алист, но уверен, что на­стоящий знаток белорус­ского национального ко­стюма столько ошибок и несоответствий найдёт в сценической одежде даже самых народных из фоль­клорных коллективов, что мама не горюй! О менее народных я уже не го­ворю. Это закономерный результат того, что мы са­моуверенно называем мо­дой на национальный ко­лорит в одежде. И потому, что мода дама капризная и скоротечная, и потому, что никакого колорита в этом нет. Так, стёб один.

История — это наука, и наука весьма своеобраз­ная. В ней малейшее от­ступление от фактов, от деталей иначе как фаль­сификацией и введением в заблуждение не называ­ется. История националь­ной одежды — не исклю­чение.

Елена Чернобаева: «Сначала надо возродить нацию хоть в каком-нибудь виде, потом уже браться за костюм»

Мы живём в мире, где страшно но­гой ступить без того, чтобы не наступить на какую-нибудь нацио­нальную мозоль. Сто­ит только заговорить об этносе, нации, государ­ственности (не обяза­тельно — белорусских), вспомнить историю или надеть на себя рубашку с орнаментом, как сразу вляпаешься в политику. Причём ты сам даже и не думал ничего такого, в твоей голове не рож­дался подтекст. Ты про­сто любишь историю, поэтому любишь по­говорить на эту тему с друзьями, вместо того, чтобы обсуждать в соц­сетях фотки своего обе­да или новых нарядов. И тебе просто нравится красный цвет, поэтому ты купил рубашку с ор­наментом.

Я покупаю книги бе­лорусских авторов на бе­лорусскоязычном сайте в Интернете. И оформ­ляю заявку на белорус­ском языке. Естествен­но, на почте, когда за­бираю посылку, доку­менты тоже на белорус­ском. Однажды работ­ник почты отказалась отдавать посылку, по­тому что инициалы не совпадали с теми, что в паспорте. Там Е.А., а на посылке А.А. — те есть Алена Аляксандраўна. Это на белорусском. Но милая женщина скорее готова была предполо­жить, что я хочу при­своить себе чужую по­сылку, чем это. В дру­гой раз девушки просто посмеялись, когда я за­благовременно сообщи­ла, что «там на белорус­ском».

Оглядывайся назад, коль живёшь в мире, где главные враги — стереотипы. Они обя­зательно подстерегут тебя за дверью мага­зина, откуда ты выне­сешь свою злосчаст­ную рубашку, и пове­сят ярлык — «нацио­налист» или «невежа». Если заговоришь на бе­лорусском языке — ты оппозиционер или ума­лишённый. Сразу и не скажешь, что хуже.

Может, правда, нор­мальные люди как раз в психбольницах. И пря­чутся там от нас, ненор­мальных, кто давно за­был, как надо жить сво­им собственным умом?

Но есть мода, а есть национальное самосо­знание. И эти две вещи редко взаимодействуют между собой. Даже ког­да кажется, что так оно и есть. Помню, один из зарубежных модельеров выпустил на сцену мо­делей, одетых в русском народном стиле. Краса­вицы прохаживались в сарафанах и кокошни­ках. Это было несколь­ко лет назад. А представ­ляете, что бы с ним там сделали сейчас?

Сейчас узоры и ор­наменты достали из ба­бушкиных сундуков, стряхнули с них пыль веков и стали играть в игру под названием «самоидентификация». Страшное слово, кото­рое в моём сознании рождает ассоциации вроде операции, сана­ции, фильтрации или, ещё лучше, сертифи­кации. В общем-то, всё наталкивает на мысль о знаке качества, который ставит на человеке его национальная принад­лежность. А националь­ную принадлежность, коль уж с мовай не вы­шло, определяют узоры на одежде.

Ирония в том, что когда-то эти узоры дей­ствительно говорили о том, какой человек национальности. Не зря есть такое понятие, как «национальный ко­стюм». Но сейчас, про­стите, «национальный костюм» — это уже не­что совсем другое. Во всяком случае, не пред­мет одежды. По одеж­де сейчас можно только определить благосостоя­ние, но никак не состоя­ние души (что, безуслов­но, зависит от того, кем ты себя считаешь).

Нельзя возродить ко­стюм в его аутентичном виде. Даже не потому, что никто так одетый на улицу не выйдет, ина­че его сразу же опреде­лят к «нормальным лю­дям». А потому, что сна­чала надо возродить на­цию хоть в каком-нибудь виде, потом уже браться за костюм.

Но это всё про ноше­ние рубашек как способ показать, что мы — бе­лорусы. На самом деле всё гораздо проще. Это красиво, интересно, не­обычно. Вот люди и по­купают одежду с орна­ментами. Чтобы выде­литься. Своим внешним видом. Это значит — по­казать себя. Ведь все мы, по сути, эгоисты. И в первую очередь презен­туем себя, а не то место, где мы родились, вы­росли и сейчас живём. Хотя, через себя и его, конечно.

Недавно в Гомеле я увидела одну девушку. Нет, по городу, конечно, ходит много разных де­вушек. Но эта была та­кая одна — платье, кол­готки, сумка и даже об­увь — в гамме «матрёш­ка». Все оборачивались и на неё смотрели. Раз­ве не этого мы, пусть не в прямом смысле, доби­ваемся.

В общем, кто знает, где продаются рубашки с орнаментом?

рекомендуемый контент

Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика