Главный архитектор “Гомельгражданпроект”: Исторический квартал не привлечет никого

Главный архитектор “Гомельгражданпроект”: Исторический квартал не привлечет никого

. Раздел 2012 1404 0

Главный архитектор института “Гомельгражданпроект”, заслуженный архитектор Беларуси Сергей Кривошеев считает, что деревянная архитектура — не то, что нужно сохранять.

Свои вопросы о судьбе «деревянного Гомеля» и перспективах застройки города задаёт газета «Гомельская правда».

— Как известно, архитектура — это целое искусство. Но, как показывает практика, не всегда в решении важных вопросов архитектору отводится роль первой скрипки. А ведь со временем все мы уйдем: и чиновники, в руках которых была судьба архитектурного проекта, и инвесторы, вкладывающие средства в строительство, и строители, воплотившие в жизнь эскизный проект. И удачные образцы зодчества или наоборот градостроительные ошибки новое поколение будет связывать исключительно с фамилией архитектора. Вас посещает когда-нибудь такая мысль?

— Конечно, посещает. Я очень хорошо знаю Гомель, его проблемы, участвовал в разработке нескольких генеральных планов, стал его коренным жителем и болею душой за все преобразования. Город, как и человек, очень сложный, постоянно развивающийся организм. Как-то повелось, что в архитектуре все у нас разбираются, хотя это, как вы правильно заметили, целое искусство, наука.

Когда я учился в институте, один из моих преподавателей, который был в числе архитекторов, восстанавливавших послевоенный Минск, сказал: “Архитектор-градостроитель должен обладать знаниями историка, логикой философа, точностью математика, чуткостью хирурга, настойчивостью исследователя, осторожностью археолога и романтикой поэта”. Эта фраза запомнилась мне на всю жизнь. Как-то сложно представить, чтобы дилетанты поучали хирурга, где и как ему резать. Но почему-то многие считают своим долгом давать советы архитектору…

— Несомненно, вы руководствуетесь познаниями в архитектуре, о которых простой обыватель не имеет понятия. Но вы говорите, что архитектор должен обладать знаниями историка, почему тогда не принимаете во внимание утверждения гомельских краеведов и историков о том, что деревянные дома конца XIX — начала XX столетия есть не что иное, как историко-культурное наследие, которое просто необходимо сохранить для потомков?

— Я неоднократно говорил и еще раз повторяю: деревянная архитектура — не то, что нужно сохранять. Это не лицо города…

— Но ведь Гомель начинался с деревянной застройки исторически. Почему бы не создать квартальчик, в котором будут размещены эти деревянные дома с уникальными резными наличниками? Тем более, что выпускник БелГУТа не без помощи опытных архитекторов разработал такой проект…

— Разговоров вокруг этих домов ведется много, но пока никто и рубля не вложил в их сохранение. Пройдет еще лет 10, и они еще больше обветшают, а со временем и вообще развалятся. Их сохранение требует больших финансовых вложений. Очень больших! Допустим, появится в Гомеле такой квартальчик. Но я уверен, что он не привлечет никого. Никакой исторической ценности в этих домах нет…

— Ну почему? Есть же в Болгарии, Польше, Норвегии и других странах аутентичные кварталы, где вовсю кипит жизнь. Насколько мне известно, снос одного деревянного дома обходится городу приблизительно в 1 миллиард рублей. Почему бы эти же деньги не направлять на сохранение?

— Потому что основная сумма из этих средств идет на компенсацию собственнику дома. Теперь по поводу туристических кварталов. Мне приходилось видеть такие за границей. Во-первых, там каменные дома или стилизованные под старину деревянные — все, как правило, с черепичной крышей. Хозяин дома с семьей занимает один этаж под жилье, второй — под гостиницу, ресторан или музей.

А у нас, в Беларуси, не принято работать там, где ты живешь. Нет в нашей стране ни одного такого примера. Покажите хотя бы один, от которого можно оттолкнуться при разработке проекта. Понимаю, произнесу сейчас непопулярную мысль, но я убежден, что такой квартальчик у нас не приживется, если не придать ему должную функцию, идею какую-то вдохнуть.

Повторюсь, я не противник сохранения этих домов и раньше предлагал: давайте выберем участок, может, на улице Лепешинского или на Кристалле, куда можно было бы их собрать. Но, на мой взгляд, кроме резных наличников, они ничем не привлекательны. Более разумный подход — сохранять отдельные резные детали, делать точные обмеры этих домов, фотографировать. И на базе нескольких домов создать филиал этнографического музея.

— Но, согласитесь, даже под такой вариант нужна программа. А не так, что кто-то по своей инициативе делает обмер, кто-то в домашний альбом размещает фотографии уцелевших пока еще домов. Какой-то тупик… Не придется ли со временем создавать по этим меркам псевдоисторическую застройку, тогда как есть еще возможность сохранить живую историю? Уже и осталось-то домов 20, представляющих интерес по мнению историков. Что сегодня можно делать с этими домами с точки зрения градостроительства и архитектуры?

— Ну, вы же сами дали ответ в начале своего вопроса: нужна программа. Тупик как раз из-за отсутствия финансов. Я же не говорю о том, что нужно непременно разрушить эти дома и забыть о них. Пока что реальность такова: мы не можем детские сады построить из-за нехватки средств или создать хорошую безбарьерную среду для инвалидов, что жизненно необходимо для большого количества горожан.

Для сохранения деревянной архитектуры должен найтись инвестор, который мог бы финасировать этот проект и вдохнуть в него жизнь. Дома ведь должны не просто стоять, а как-то оправдывать затраты: нужно, чтобы проект приносил деньги хотя бы для дальнейшего обслуживания и сохранения этих домов. А перевезти их в одно место, затратив огромные средства, чтобы проводить там экскурсии за 3 рубля — это не решение вопроса. Маниловщина какая-то…

— Я уже не первый год отслеживаю эту проблему, и, насколько известно, пока никто не пытался преподнести сохранение уникальной деревянной застройки как цельный инвестпроект. Потому и неудивительно, что нет инвестора…

— Поймите, время романтиков безвоз­вратно ушло. Мы живем в эпоху прагматизма. Инвестора сегодня трудно найти даже на более доходные проекты. А мы с вами обсуждаем проект культурного назначения, который сразу не принесет дивидендов. Надо быть реалистами. Чтобы создать аутентичный квартал с нуля, нужно вложить в него огромнейшие средства, и такие же средства уйдут потом на раскрутку. Думаете, найдется чудак, готовый вкладывать свои деньги на таких условиях? Сейчас инвесторы захватывают лучшие куски земли в стремлении сразу же получить прибыль.

— Мой коллега побывал на форуме “Имидж Беларуси”, проходивщем в Минске. Гид-переводчик, которая работает с туристическими группами, с сожалением говорила о том, что сносится деревянная застройка в городах Беларуси, хотя она вызывает неизменный интерес у зарубежных гостей. Насколько мне известно, в Гомеле недавно собирался градостроительный совет, где обсуждался вопрос о судьбе деревянной архитектуры. Какое на нем было принято решение?

— Обсуждение касалось только улицы Волотовской. Было подтверждено решение о сносе деревянных домов…

— …чтобы взамен поставить жилую высотку? Почему-то на ум сразу пришел многоэтажный дом в историческом центре Полоцка с полукруглыми украшениями на крыше, из-за которых местные жители прозвали его “дом с ушами”. Сейчас все признают, что это не что иное, как архитектурный ляп. Не будет ли и у нас многоэтажка по Волотовской по стилю и параметрам выбиваться из общего ряда?

— Проектом застройки этого участка центра предусмотрены дома и выше — два 18-этажных дома в конце улицы Волотовской. Но они будут гармонично формировать речной фасад города. Спроектированный институтом “Гомельпроект” жилой дом, о котором вы спрашиваете, на мой взгляд, не масштабен застройке центра города. К тому же он “навалился” на красную линию. Да и в целом улица потеряет свое пластическое решение. Но это, видимо, как раз тот самый случай, когда при принятии решения архитектор, как вы выразились, не исполняет партию первой скрипки.

— Как вы относитесь к строительству торгово-развлекательного комплекса по улице Курчатова? Что, по-вашему, должно размещаться на месте привокзального мини-рынка в идеале?

— На мой взгляд, работа с инвестором должна вестись в рамках партнерского диалога, а не по принципу — выкупил участок и что хочу, то на нем и ворочу. Единственный аргумент в таком своеволии — впечатляющая сумма инвестиций.

В свое время наш институт разработал планировочную схему под участок на улице Курчатова, который выставлялся на аукционные торги. В этой схеме, с учетом планировочных норм и ограничений, намечалось строительство торгового центра общей площадью 10 тысяч квадратных метров, из которых половина отводилась под торговлю. По нормам этот объект должен быть оборудован парковкой минимум на 300 машино-мест. При таком соотношении комплекс смог бы обслуживать парковкой хотя бы свои потребности, не говоря о проблемах Привокзальной площади. Помимо прочего, в проект нами было заложено строительство двойного подземного перехода — от Курчатова до гостиницы «Гомель» и через улицу Победы. Когда проводился аукцион, никто не возражал против этих требований.

В итоге компания «Новый стандарт», выигравшая торги, предоставила на рассмотрение градостроительного совета города эскизное решение торгово-развлекательного центра, в котором общая площадь почему-то увеличилась более чем в два раза. Она составляет 26 тысяч квадратных метров, из которых чуть больше 10 тысяч — торговая площадь, 4,5 тысячи — склады, около 3 тысяч квадратных метров — развлекательные учреждения и офисы. При этом количество парковочных мест оставили на том же уровне, тогда как при этих объемах их следует увеличить до 600.

Но и это еще не все. Из проекта исчез подземный переход через улицу Победы. Было сказано, что это слишком дорого: переход обойдется в 7 миллионов долларов. Странно, мы проектируем и строим переходы гораздо дешевле. К примеру, переход через 6-полосную дорогу по улице Барыкина (тоже с учетом выноса сетей) обходится в 500 тысяч долларов. Как инвестор насчитал 7 миллионов, ума не приложу. В чем я точно убежден, так это в том, что если крайне необходимый подземный переход не будет построен в рамках этого проекта, то уже не будет построен никогда. И город останется на долгие-долгие годы с большой проблемой.

А в идеале на месте привокзального рынка должен размещаться многоуровневый паркинг, чтобы решить городскую проблему с транспортом.

— Неожиданно! Но ведь в Гомеле существует и проблема, связанная с отсутствием современных торговых комплексов, согласитесь.

— Пожалуй, не соглашусь. В городе уже есть гипермаркеты, размещенные удачно, — «Гиппо» и «Линия» (нынешний «Евроопт» — прим. автора). Мы не против и строительства торгового центра по улице Курчатова, но при одном условии: он должен соответствовать выкупленному на аукционе участку размером 0,8 га. Вот скажите, куда при том раскладе, о котором я вам рассказал, деть еще 300 машин, не помещающихся в паркинге центра? Ясное дело, они заполнят улицы, дворовые пространства и проезды прилегающих домов. Жалоб от жителей близлежащих домов не избежать, но помочь им будет невозможно.

Будет та же картина, что и по улице Крестьянской возле Центрального рынка: все вокруг заставлено машинами, потому что в торговом центре «Секрет» на 21 тысячу квадратных метров торговых площадей спроектировано всего лишь 300 машино-мест. А вокзалы — авто- и железнодорожный — оживленное место, уже сейчас там невозможно припарковаться, все забито транспортом.

И еще. Жители дома № 27-а по улице Курчатова пока не представляют, что если торговый центр будет построен по предоставленному инвестором проекту, то в 15 метрах от окон их квартир вырастет глухая стена. Здание будет высотой 14 метров, и на верхних его этажах будут стоять машины. Вы бы хотели иметь такой вид из окна своей квартиры?

— Честно говоря, нет. И какой же выход из этой ситуации? Нужно разрабатывать теперь новый проект или этот можно доработать?

— Нормы и законы пишутся не для того, чтобы пылиться на полках. Никто не требует от ООО «Новый стандарт» ничего сверхъестественного. Просто размещение торгово-развлекательного объекта площадью 26 тысяч квадратных метров нужно строить на свободных площадках, как это было с гипермаркетом «Линия», или на въездах в город, а не на стесненном пятачке, перегруженном транспортными и пешеходными потоками. Кстати, добавьте сюда и общественный транспорт — маршрутки и автобусы, высаживающие пассажиров на улице Курчатова. Такая вот градостроительная стратегия.

— Коль уж мы заговорили о стесненных участках, сразу на ум приходит «Александров плаза» в центре города. Непонятно, зачем здание такой формы было размещать буквально впритык к круглому зданию цирка?

— Не стану возражать. Когда-то здание цирка напоминало летающую тарелку, приземлившуюся на зеленой лужайке. Причем пространство ощущалось от площади Восстания и до сквера имени Громыко. К слову, я был противником строительства «Александров плаза» в этом месте. Сейчас цирк, зажатый с двух сторон новыми строениями, потерял свою индивидуальность, стал одним из объектов в рядовой застройке улицы.

— Есть еще какие-то нестыковки, которые у вас как архитектора вызывают недовольство?

— Ну вот вам один из таких примеров. Идет перепрофилирование одного из корпусов фабрики «8 Марта». Вдоль улицы Советской размещаются два здания, связанные арками. Вместе с башней они представляют собой единый комплекс, памятник архитектуры. Сейчас инвестор выкупил последнее здание этого комплекса и там строится очередная торговая развлекаловка, но уже со стропильной крышей. В итоге разрушается ценный архитектурный ансамбль.

А ведь это лицо, символ города, поставленный на самой высокой точке его центральной части. Когда-то делали гипсометрию (замеры по уровню), прежде чем приступить к строительству. Видите, как думали прежние архитекторы? Все имело значение. К тому же, считаю, что торговый центр в этом месте далеко не лучшее решение.

— Ну почему? Центр города все-таки…

— Вот именно, центр! Потому и не лучшее. Наш центр, в силу исторических факторов, имеет мелкоквартальную структуру с узкими улицами и ограниченным числом открытых пространств. Он уже насыщен атрибутами многообразной деятельности человека: театрами, магазинами, банками, административными, спортивными, лечебными и прочими учреждениями. И дальнейшее насыщение его объектами обслуживания без активного использования подземного пространства будет только усугублять проблему. Так и в этом случае. Вопрос парковки не решен. Площадь Восстания постоянно забита машинами.

Вот вам аналогичный пример: фабрика «Спартак» построила в своем корпусе ресторан. И что? Пусто! Потому что подъехать и припарковаться к нему нельзя.

— А что вы считаете хорошо реализованным проектом?

— Припоминаю, когда решался вопрос о строительстве нового универмага в Гомеле, нам был предоставлен проект по размещению его на площади Восстания, где сейчас танк стоит. Тогда жилого района «Аэродром» еще не было, за фабрикой «Спартак» была практически окраина города.

В то время у нас в институте собралась команда сильных архитекторов, на градостроительных советах велись бурные дискуссии. И вот мы предложили властям города и области построить новый универмаг в том месте, где он стоит сейчас. Руководствуясь в своем решении тем, что он будет размещен на скрещении всех путей: улица Советская — Волотова — Сельмаш. К нашему решению прислушались. И время показало, что мы не ошиблись.

Еще один пример удачного проектирования — Ледовый дворец. Изначально его хотели разместить в сквере напротив ГГУ им. Ф. Скорины (между улицами Ландышева и Крылова). Мы же вышли с предложением построить его в будущем центре жилого района Волотова, хотя еще не было микрорайонов № 16, 19, 21. И снова нашли понимание и поддержку. А при неверном подходе эти два больших объекта лишили бы город открытых пространств, которых и так недостаточно.

В том месте, где сейчас стоит Ледовый дворец, есть перспектива развития прилегающей к нему территории, что было бы невозможно при его размещении в сквере напротив университета.

У «Гомельгражданпроекта» есть эскизные предложения по организации городской площади возле Ледового дворца. Это отличное место, где можно поставить открытую летнюю эстраду, проводить ярмарки, гуляния с салютами, уменьшив нагрузку на центр города. Благо, транспортное сообщение позволяет делать это на достойном уровне. А площадь имени Ленина следовало бы сохранить как историческую.

Так что, скажу вам, построить дом — это еще полдела. Надо изначально побеспокоиться о том, как будет организовано пространство вокруг него. Иначе можно заложить ошибку, как сейчас происходит с улицей Барыкина.

— А что происходит с улицей Барыкина? Кстати, многих волнует вопрос, велодорожки там будут?

— По проекту института «Гомельпроект» новые дома по улице Барыкина будут строиться по красной линии, что не позволит в дальнейшем расширить проезжую часть. К тому же, проектом не предусмотрен местный проезд с парковками, они примыкают непосредственно к проезжей части улицы. Велодорожки? Да, запроектированы. Но «Гомельпроект» почему-то разместил их между тротуаром и входами в магазинчики и офисные помещения. Это будет приводить к беспрерывному конфликтованию велосипедистов и пешеходов. Это говорит об отсутствии опыта в решении крупных градостроительных задач.

К слову, институт «Гомельгражданпроект» запроектировал соседний участок этой же улицы в таких же условиях, но с местным проездом, парковками, бесконфликтными велодорожками и возможностью перспективного расширения проезжей части. Министерство архитектуры и строительства поддержало наше мнение о том, что проект застройки улицы Барыкина, разработанный «Гомельпроектом», требует корректировки.

Знаете, что такое достойный результат работы архитектора? Это когда в правильно организованном пространстве возведены красивые жилые и общественные здания, с любовью выполнено благоустройство и озеленение, когда во всем чувствуются талант, душа профессионала, в которой есть много места для созидания во благо города и страны, и совершенно нет места для беспринципности.

// Гомельская праўда

770-news2012_1

Дом № 17 по улице Волотовской скоро можно будет увидеть только на фотографиях.

770-news2012_2

Так Сергей Ляпин представляет себе нынешний пустырь по ул. Артема напротив поликлиники. Каждая деталь в этом проекте – от декора, ставен, резных дверей и до самой постройки – точная копия гомельской традиционной архитектуры, воссозданная по документам и рисункам.

770-news2012_3 770-news2012_4

Проект института “Гомельпроект”. такой дом появится на улице Волотовской (за СШ №10, вид со двора).

770-news2012_5

Эскизный проект ТРЦ на ул. Курчатова.

770-news2012_6

Макет ул. Полесской. По мнению архитекторов это принципиально правильное решение застройки городской магистрали с местными проездами и парковками на них. Вот так будет выглядеть улица Полесская в ближайшие годы.

770-news2012_7

Такой дом будет построен на ул. Барыкина.

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика