Гомельский дворец: Возрожденное великолепие

Гомельский дворец: Возрожденное великолепие

. Раздел 2008 727 0

В 1834 году Гомельское имение у графа С. П. Румянцева приобрел Иван Федорович Паскевич, ставший в 1832 году царским наместником в Польше и занявший королевский замок в Варшаве.

При нем были сделаны существенные реконструкции главного усадебного дома-дворца по самым лучшим образцам загородных домов и замков того времени.

gomelskij-dvorec-vozrozhdennoe2

Для составления проекта его перестройки ¦известный фельдмаршал мог выбрать любого столичного архитектора Российской империи. Он остановился на Варшаве, где привлек для этой работы 37-летнего Адама Идзковского (1798-1879). В ту пору за его плечами были четыре года стажировок в Италии, Франции, Англии и Германии. Проекты зодчего вошли в подготовленный им альбом “Чертежи строений, охватывающие различные типы домов, сельских квартир различных размеров, костелов, общественных зданий, мостов, парков, скульптурных композиций и другие детали в отдельных архитектурных стилях”, который был издан в 1843 году на польском, французском и русском языках. В составе 120 напечатанных в издании гравюр — проектные планы гомельского дворца и парка. Их точные копии экспонируются на выставке в музее дворцово-паркового ансамбля. Они получены из Музея архитектуры города Вроцлава при содействии Польского института в Минске. Оттуда же поступило и изображение с портретом архитектора, которому, кстати, 24 декабря нынешнего года исполнилось 210 лет.

По проекту, который А. Идзковский составил во второй половине 1836 года, дворец в Гомеле получал новое композиционное решение. Строгая классическая симметрия боковых флигелей сменялась ассиметричным построением фланкирующих центральную часть объемов. Утратил свой прежний облик северный флигель, где был надстроен третий этаж, появились опирающиеся на прямоугольные пилоны балконы, узкие арочные окна, парапеты. Южный флигель заменяла трехъярусная башня с одноэтажным павильоном и портиком-террасой. К обеим сторонам дворцового комплекса под прямым углом примыкали квадратные в плане ризалиты, завершавшие две симметричные одноэтажные галереи, которые соединили боковые объемы дворца с главным. На крыше второго и третьего этажей, а также на галереях добавлялись парапеты с балюстрадами, крыша украшалась скульптурой, предполагалось изменить оконные проемы бельведера. Фронтоны над портиками заменялись парапетами с вазами по аналогии с галереями.

Основные строительные объемы обновленного дворца были освоены к 1843 году, когда завершилась кладка стен новых пристроек, в том числе башни, на которой сооружалась крыша. Летом 1850 года над третьим этажом башни надстраивался четвертый ярус, не предусмотренный первоначальным проектом. Работы по его возведению были проведены оперативно. В апреле 1850 года в переписке И. Ф. Паскевича с управляющим имением шла речь о приглашении из Варшавы архитектора А. Идзковского, о закупке кирпича, летом — о заготовке необходимых материалов и о том, когда планируется начать работу. А уже в октябре князю сообщили, что постройка четвертого этажа на башне окончена и установлены родовые гербы Паскевичей. Они были выполнены в рельефе и размещены по четырем фасадам на втором и третьем этажах.

Однако вскоре последовал новый этап восстановления дворца, вызванный пожаром, который произошел 6 декабря 1851 года и нанес зданию существенные разрушения. И. Ф. Паскевич в своем письме из Варшавы в Гомель распоряжался, что “к работам для возобновления погоревшего дома” весной 1852 года должен приступить архитектор А. Голонский. В последующее время только он осуществлял руководство процессом восстановления и декорирования пострадавшего сооружения, посылая из Варшавы чертежи и распоряжения архитектору Гомельского имения Осипу Гурскому.

Анджей Голонский (1799-1854) имел большой опыт по сооружению и внутреннему оформлению зданий, участвовал в строительстве Бельведера, дома в Саксонском саду, создании террасы в королевском замке и других ответственных проектах в Варшаве. В 1849 году по заказу Николая I он произвел переоборудование интерьеров Дворца на Воде в Лазенках, где во время пребывания в Варшаве останавливалась царская семья.

Возможно, в стремлении вторить вкусам императора, что наблюдалось не раз, царский наместник привлек такого значимого профессионала, как А. Голонский, к восстановлению своей гомельской резиденции после пожара. Графическое представление о задумках варшавского зодчего дает хранящийся в Гродненском отделении Национального исторического архива Беларуси чертеж “Проект реставрации дворца в Гомеле”, который 22 марта 1852 года собственноручно утвержден И. Ф. Паскевичем. Копию проекта можно увидеть на нашей выставке.

В процессе капитального ремонта крыши и купола центрального корпуса дворцаА. Голонский решил изменить характер бойничных окон бельведера. Они получили широкие проемы с полуциркульным завершением, выделенным архивольтом, и, размежевываясь ионическими пилястрами, аркадой опоясывали третий ярус здания. Это избавляло бельведер от готи-. ческих элементов и придавало вид ренессансной ротонды. На парапетах главного фасада сохранялась скульптура, но f исчезали вазы. Купол венчала фиала. Классицистические черты придавались и интерьерной части центрального объема дворца. Они читаются в арочных нишах с вазами и бюстами, в филенчатых парапетах со статуями на галерее купольного зала, в кессонированой внутренней поверхности купола, в рисунке оконных переплетов с люкарнами.

В документах 1853-1855 гг. еще продолжают встречаться сведения о ремонтных работах в замке.

Очередные перестройки гомельского дворца последовали при его новом владельце Федоре Ивановиче Паскевиче, сыне фельдмаршала, умершего в январе 1856 года. В этот период произошли некоторые изменения в архитектурном облике здания. Были сняты все чугунные тумбы с крыши дома и галерей. В пристройке к северной галерее, где помещались “сени” с главным входом во дворец, была устроена дворцовая домовая церковь. Главный вход во дворец переместился к портику, обращенному в сторону города, где вместо высокого крыльца появился пологий двухсторонний пандус — площадка для парадного подъезда гостей. Некоторым переустройствам подверглась башня. В промежутке между ней и примыкавшим со стороны реки ризалитом была сделана кирпичная пристройка для размещения спальни князя и под ней — комнаты камердинера. В новом духе оформлялись карнизы, тяги и наличники на фасадах башни. Очевидно, именно тогда на четвертом этаже появились металлические балконы и были установлены куранты.

К концу 1860-х годов все крупные работы по переустройству дворца завершились, и он был застрахован. Учитывая, что позже здание подвергалось только текущим ремонтам, его облик второй половины XIX и начала XX веков позволяет представить копии страховых чертежей центральной части дворца, выполненных в 1912 году инженером Лейрманом (?) из Национального исторического архива Беларуси, а также фотографические изображения на почтовых открытках того времени из фондов нашего музея.

Известный искусствовед, художник и краевед Г. К. Лукомский в 1913 году в журнале “Столица и усадьба” назвал гомельскую усадьбу Паскевичей одной из наиболее интересных в России и прочил ей на долгое время сохранение “все в том же цельном виде”.

После Октябрьской революции национализированное здание княжеского дворца стало принадлежать народу. Здесь располагались Гомельский Совет рабочих и солдатских депутатов, “лесоводные” курсы губернского земельного отдела, проживали частные лица. В марте 1918 года Гомель оккупировали кайзеровцы. У дворца они выставили охрану, которая зафиксирована на фотоснимке 1918 года немецкой открытки, имеющейся в собрании музея ГДПА.

Весной 1919 года во время антибольшевистского восстания под руководством бывшего царского офицера В. В. Стреко-пытова во дворце размещались пункт наблюдения и телефонная станция мятежников. В результате артиллерийского обстрела здания наступавшими красноармейскими частями в нем разразился пожар, значительно повредивший центральную часть сооружения. В Государственном архиве Гомельской области хранится “Акт осмотра гомельского народного замка (быв. Паскевич)”, где отмечено: “Осмотром обнаружено, что от пожара, происшедшего

29 марта с. г., пострадала только средняя часть замка, которую и предложено восстановить в прежнем виде. Наружные повреждения замка весьма незначительны, за исключением крыши и верхней части здания — первая отсутствует совершенно, а вторая настолько сильно пострадала от огня, что часть стен необходимо будет разобрать. Повреждения внутри средней — центральной части замка распределяются также далеко неравномерно: есть комнаты, в которых остались только одни голые стены, и есть комнаты, требующие самого незначительного ремонта…”

Восстановление бывшего княжеского дворца возглавил гомельский архитектор С. Д. Шабуневский (1868-1937). На уникальной музейной фотографии зафиксировано здание, находившееся в то время в лесах.

Значительным разрушениям Гомельский дворец подвергся в период Великой Отечественной войны. В составленном специальной комиссией акте обследования так описано его общее состояние после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков: “От дворца после пожара остались только обгоревшие стены. Крыша, междуэтажные перекрытия, лестницы сгорели и провалились. Огнем полностью уничтожена штукатурка и лепнина внутренней отделки дворца. Сильно повреждена наружная отделка фасада. Внутренние помещения засыпаны толстым слоем обвалившейся штукатурки и остатков крыши и междуэтажных перекрытий”. Работы по восстановлению сооружения после войны проводились по проекту Гомельского облпроекта. Находящиеся в витрине на выставке его натурные обмеры, отмывки, эскизы архитектурных элементов, тщательно выполненные работниками института с привлечением военнопленных побежденной немецкой армии, свидетельствуют о профессионализме этих людей и о том, с какой скрупулезностью они относились к возрождению жемчужины нашего города. Восстановление комплекса с приспособлением под Дворец пионеров и музей полностью завершилось в 1969 году.

Новые результаты исследований истории уникального архитектурного памятника Беларуси — дворца в Гомеле — доказывают слова академика Д. С. Лихачева о том, что “изучение высоких памятников культуры прошлого никогда не может завершиться, замереть, оно бесконечно и позволяет бесконечно углубляться в богатства культуры”.

Татьяна ЛИТВИНОВА, заведующая художественным отделом музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля, Гомельская правда

Оставить комментарий


Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика